И. В. Гёте «Фауст» Бывает проснешься, как птица




НазваниеИ. В. Гёте «Фауст» Бывает проснешься, как птица
страница13/14
Дата публикации09.02.2014
Размер2.56 Mb.
ТипДокументы
exam-ans.ru > Философия > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
Глава девятая
Несколько дней назад со мной приключилась инте­рес­ная история. Проходя по одной, довольно людной улице, я наткнулся на умирающего котенка. Голова у него была разбита, один глаз почти полностью вывалил­ся из глаз­ни­цы. Котенок лежал в небольшой кровавой лужице. Все это происходило напротив детского садика и малыши, которых родители забирали домой, с инте­ресом смотрели на необычное для них зрелище. Что произошло с котенком, я так и не понял. До ближайшей дороги, было метров тридцать-сорок, а значит, попасть под машину он не мог. Когда я проходил мимо, котенок несколько раз дернул задней лапкой. Он умирал, но был еще жив.

Разумеется, первым моим движением, чисто рефлек­тор­ным, было подойти и попытаться помочь умираю­ще­му животному. Однако дальше эмоционально-мыс­ли­тельного акта этот порыв себя не проявил. Внешне абсолютно спокойный, я прошел мимо, сел в трамвай и уехал. «Что я мог сделать?..» — думал я всю остав­шуюся дорогу. И прекрасно понимал, что абсолютно ничего. Однако неприятный осадок в душе от этого только усиливался. Было почему-то до невозможности жутко. Живое существо умирает у всех на глазах, а люди равнодушно проходят мимо, словно и не замечая ничего…

Сейчас, мысленно возвращаясь на несколько дней назад, я пытаюсь проанализировать свои чувства. Было ли мое переживание банальнейшим угрызением совес­ти, или же я, совершенно не отдавая в этом отчета, пред­ставил себя на месте умирающего животного, и равнодушие идущих мимо людей меня оскорбляло, наполняя душу страданием и обидой?..

«Угрызения совести, — говорил Ницше, — такая же глупость, как грызня собакой камня». Полностью с ним в этом согласен. То, что мы привыкли называть Совес­тью, не более чем внутренний конфликт между зало­жен­ными в наше подсознание определенными мораль­ными установками и несоответствующими этим уста­новкам мыслями или поступками. Мораль, или нравственность, есть элемент общественного сознания, при помощи которого Общество регулирует взаимоотношения между индивидами. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что нравственные критерии, выработанные Социумом, весьма далеки от совершенства. И уж ко­неч­но такая мораль не имеет ничего общего с Высшей, Божественной «Моралью».

С точки зрения человека посредственного Высшая мо­раль окажется полным отсутствием какой бы то ни было морали вообще. Для человека же духовно разви­того становится совершенно неприемлемой мораль обычная, которую ему прекрасно заменяет Интуиция. Именно поэтому, оказавшись в какой-либо малопри­ят­ной ситуации, я уже давно не испытываю угрызений со­вес­ти, а просто делаю соответствующие выводы.

Что же касается второго предположения, то, вынуж­ден признаться, избавиться полностью от проеци­ро­ва­ния своих чувств, переживаний и мыслей на предметы окружающей меня действительности, либо на других людей, я еще не сумел, (хотя и веду в этом направлении определенную работу). Увы, человеку свойственно на­де­лять окружающие его явления и предметы чисто че­ло­веческими качествами. На самом деле умирающее животное должно было переживать свою боль, свое предсмертное состояние иначе. В животном мире царят совершенно иные законы, нежели в мире людей. Жи­вот­ное представляет собой качественно отличную от нас форму существования, а, следовательно, и воспри­ятие им объективной реальности коренным образом отличается от нашего, не смотря на некоторую внеш­нюю схожесть в поведении животного и человека.

Вообще, антропоморфизм возникает на самых ран­них ступенях общественного развития. И, несмотря на то, что он подвергался критике еще древними греками, (например Ксенофаном), это явление благополучно дош­ло до наших дней. Правда теперь это скорее антро­по­патизм, то есть, наделение предметов и явлений человеческими страстями и иными душевными сос­то­яниями, а не простой перенос на них внешних чело­веческих атрибутов. Однако сути дела это нисколько не меняет.

К сожалению, даже самые светлые умы смотрят на мир не иначе как через призму человеческого миро­ощу­ще­ния. И это касается не только повседневности, не только религии или искусства, но и философии, и нау­ки! То, что выходит за пределы логики, лежит вне чело­ве­ческого восприятия, хотя именно оно может играть для человека первостепенную роль. Из века в век мы повторяем одну и туже ошибку. Мы напрочь отрицаем ту часть Вселенной, которая нам еще неизвестна и сильно упрощаем, (порой до абсурда), ту ее область, которую изучили более или менее сносно. Мы либо ставим Землю центром мироздания, либо низводим ее до ничтожной пылинки в безбрежных просторах Все­лен­ной, вращающейся вокруг самой, что ни на есть, за­у­рядной звезды и ставшей «колыбелью разума» лишь по воле случая…

Точно так же, как в период средневековья Хрис­ти­ан­с­кая Церковь являлась общепризнанным авторитетом и единственным толкователем «Истины», сегодня эту роль играет Наука. Вера в Науку, в абсолютность выска­зы­ваемых ею «Истин», в наши дни настолько велика, что нередко доходит до фанатизма. Но так ли непогре­шима эта «высокомерная леди»? Так ли абсолютны ее методы и теории, как это принято думать? При ближай­шем рассмотрении оказывается, что нет. Нет! На самом деле история Науки является своего рода «Собранием заблуждений», (и их «разоблачений»), сменявших одно другое и относящихся к Истине все с той же долей ус­ло­в­ности, что и догматы Христианской Церкви.

Процесс познания является самым сложным и про­ти­воречивым из всех исторических процессов. Едва ли можно представить себе более извилистый и тернистый путь, чем этот. Еще в начале XVII века английский фи­лософ Френсис Бэкон разработал учение об «идо­лах», от­ра­жающее основные препятствия с которыми стал­кивается разум на своем пути к Истине. «Идолы», это ложные идеи и предрассудки, мешающие человечес­ко­му познанию.

Согласно точке зрения Бэкона, существует два типа «идолов»: врожденные, или те, которые проистекают из самого характера человеческого ума, (который питают воля и чувства, окрашивающие вещи в субъективные тона и искажающие их действительную природу), и приобретенные, которые вселяются в умы людей из распространенных мнений, спекулятивных теорий и пре­вратных доказательств. Наибольшую опасность пред­ставляют врожденные «идолы», которые, в отличие от приобретенных, искоренить невозможно. Правда, можно осознать их характер и действие на человеческий ум и, таким образом, предупредить умножение ошибок, однако сделать это очень и очень непросто.

Всего выделяется четыре группы «идолов». Во-первых, это «идолы рода». Как правило, люди предрасположены верить в истинность предпочтительного и всячески стараются подтверждать и обосновывать то, в чем заинтересованы. Сколь великой ни была бы значительность и число обстоятельств, свидетельствующих о противоположном, их или игнорируют, или превратно истолковывают. Кроме того, человеку свойственна склонность к идеализации. Ему так хочется видеть в вещах больше порядка и единообразия, чем есть на самом деле, что он не скупится привносить в природу мнимые подобия и соответствия, осуществлять чрезмерные отвлечения и мысленно представлять динамически меняющееся статичным и неподвижным.

Во-вторых, это «идолы пещеры». Каждый человек в силу своих индивидуальных особенностей, порожденных характером его психического склада, привычек, воспитания, атмосферы, в которой он жил, и множеством других обстоятельств имеет свойственный только ему угол зрения на мир. «Свою собственную пещеру, которая разбивает и искажает свет природы». Так одни умы боле склонны видеть в вещах различия, другие – сходство. Первые схватывают самые тончайшие оттенки и частности, вторые улавливают незаметные другим аналогии и создают неожиданные обобщения. И тех, и других «идолы пещеры» толкают в крайности, не имеющие ничего общего с действительным постижением Истины.

Первые две группы «идолов» являются врожденными. Далее идут «идолы» приобретенные. Бэкон называет их «идолами рынка» и «идолами театра». Первые проникают в сознание из естественной связи и отношения людей между собой, из стихийно навязанных этим общением штампов расхожего словоупотребления. Давление этих «идолов» особенно сказывается тогда, когда новый опыт открывает для слов значение, отличное от того, которое приписывает им старая традиция, когда старые ценности теряют смысл и старый язык символов уже не может быть общепонятным. В такие моменты то, что должно объединять людей и являться фактором их взаимопонимания, обращает свою силу против разума.

«Идолы театра», это слепая вера в авторитеты и каноны. Одержимые такого рода «идолами», стараются за­ключить все многообразие и богатство мира в односторонние схемы абстрактных конструкций. Так продукты интеллектуальной деятельности людей отделяются от них и в дальнейшем уже противостоят им как нечто чуждое и господствующее над ними.

Все, высказанное великим мыслителем в то далекое от нас время, остается актуальным и по сей день. ^ Единогласие в философских и научных мнениях далеко не всегда основывается на свободе суждений и исследований. Чаще оно программируется авторитетом. Тому, кто, не отрицая общих достижений человечества, в то же время не боится идти своим собственным путем, кто желает максимально приблизиться к пониманию Истины, следует придерживаться хорошо известного правила: «Во всем сомневайся, ничего не отрицай!» Не забывайте, что сегодняшняя мудрость еще вчера считалась безумием. А то, что сегодня зовется безумием, почиталось за мудрость вчера.
«Истина», это всегда соединение крайностей, с перекосом в ту или другую сторону, (либо в равных пропорциях), плюс некоторое количество «иных» воззрений на данную тему, и плюс определенный элемент неизвестности. Понимающий это, свободен от искушения впасть в иллюзию всезнания, абсолютизации мнимых «истин», а в итоге оказаться у Судьбы в дураках…
В 60-х годах нашего столетия американский историк и философ Томас Сэмюэл Кун выдвинул теорию научных парадигм. Историю науки он рассматривал, (и не без основания!), как постоянную конкурентную борьбу сменяющих друг друга различных научных сообществ – парадигм. Парадигмы, это особые образцы научной деятельности, (экспериментальной, методологической, теоретической, мировоззренческой и др.), своего рода «модели объяснения», или «дисциплинарные матрицы». Возникая в определенных исторических условиях и будучи в состоянии объяснять и предсказывать те или иные явления лучше всех прочих систем знаний, данная парадигма образует вокруг себя определенный круг ученых, которые и составляют это научное сообщество.

Какое-то время парадигма является господствующей, преобладающей надо всеми остальными. Однако очень скоро наступает ее кризис, вызванный обилием накопившихся «аномальных» фактов или проблем, неразрешимых в ее рамках. Тогда начинают создаваться новые парадигмы, которые яростно и ревниво оспаривают друг у друга право первенства. Кризис разрешается победой одной из них, что знаменует начало нового «нормального» периода, и весь процесс повторяется заново. Полное торжество новой парадигмы наступает только тогда, когда представители старых парадигм сойдут со сцены, а на их место придут молодые ученые, с легкостью воспринимающие новые идеи.

Лично мне, здесь вспоминаются не Галилео Галилей или Джордано Бруно, гонимые и уничтожаемые церковниками, но скорее Гиббс, Майер или Больцман. Словом те, кого травили и высмеивали «свои же». Так Майер, в обстановке травли и одиночества, пытаясь покончить жизнь самоубийством, выбросился из окна, (правда, остался жив). А вот Больцману свести счеты с жизнью удалось, и его идеи получили признание только спустя несколько лет после его самоубийства.

«Друг мой, — признавался перед смертью Ломоносов академику Штелину, — я вижу, что должен умереть, и спокойно и равнодушно смотрю на смерть; жалею только о том, что не мог я совершить всего того, что предпринял я для пользы отечества, для приращения наук и для славы академии, и теперь при конце жизни моей должен видеть, что все мои полезные намерения исчезнут вместе со мной».

Примерно то же самое писал и П. Н. Лебедев, известный русский физик. Прошло полтора столетия со времен Ломоносова, но «ломоносовские» условия работы, «когда сотнями гибнут творческие замыслы и великие идеи, а если что и достигается, то достигается вопреки им», сохранились. Нель­зя не вспомнить и про генетику с кибернетикой, так рьяно объявлявшиеся в свое время лженаукой.

Очень интересный пример научной инертности и ограниченности приводит Ф. Ю. Зигель. В 1772 году Парижская академия наук за подписью великого Лавуазье опубликовала документ, в котором утверждалось, что «…падение камней с неба физически невозможно». И когда падение метеорита все же было засвидетельствовано, причем весьма солидными очевидцами, – муниципалитетом и мэром, – академик Бертолле воскликнул: «Как печально, что целый муниципалитет заносит в про­токол народные сказки, выдавая их за действительно виденное, тогда как не только физикой, но и ничем другим разумным этого объяснить нельзя».

Подобные «промахи» встречаются в истории Науки сплошь и рядом. И очень прискорбно, что ее апологеты закрывают на это глаза, выставляя напоказ лишь научные «победы и достижения». Такой подход не идет на пользу ни Науке, ни простым обывателям. Первая начинает считать себя непогрешимой и всезнающей, а вторые вынуждены за это заблуждение расплачиваться.

Высказывая все это, я ни в коей мере не хочу хоть сколько-нибудь принизить значение и ценность научного подхода в вопросе постижения объективной реальности. Просто научное видение мира не единственно возможное и далеко не исчерпывает всего многообразия мироздания. Кроме того, сама «научная картина мира» непрестанно меняется, а потому абсолютизировать ее, по меньшей мере, неразумно. Сегодня Вселенная, с ее тайнами и законами, представляется нам такой, а завтра она может предстать перед нами в совершенно ином виде. И если от пережитков антропоморфизма научные взгляды в значительной мере свободны, то выйти за рамки человеческой логики, за рамки нашего разума Наука, увы, просто не в состоянии.

Впрочем, от нее этого и не требуется. Со своими обязанностями она прекрасно справляется, а вот нам с вами, если мы действительно хотим развиваться и совершенствоваться, нужно идти дальше как антропоморфных образов, так и рациональных суждений. Ведь ни чувством, ни воображением, ни даже разумом восприятие реальности не ограничивается. Человек способен на неизмеримо большее! Объясню почему.

Всем вам, наверняка, известно, что ребенок, взятый из племени дикарей, стоящих на самой низшей ступеньке социального развития, и обучаемый в соответствии с нашими, так называемыми «европейскими» стандартами, вырастает вполне цивилизованной личностью. А вот детеныши даже самых высокоразвитых видов животных, обезьян или полуобезьян, так и остаются на уровне животного, как ты их ни воспитывай. По своим психическим возможностям наши далекие предки, жившие около сорока тысяч лет назад, по сути дела ничем не отличались от человека современного. А вот между человеком и животным лежит непреодолимая пропасть.

Все дело в том, что здесь, как нельзя лучше, проявляется действие диалектического закона «перехода количества в качество». Став в те далекие времена Человеком Разумным, человек стал им сразу и в полном объеме. А в процессе всей последующей истории он только реализовывал то, что уже имел. И потенциал этот исчерпан далеко не полностью. Каждый из нас обладает такими возможностями, о которых большинство современных людей абсолютно ничего не знает, (как рядовой кроманьонец не знал о «научном образе мыли», хотя и мог бы, в отличие от обезьяны, мыслить «научно», научи его кто-нибудь этому), и которые станут обыденными для человека в очень и очень далеком будущем.

Если вы помните, в любой эволюционной волне есть свои «опережающие» и «отстающие». Об «отстающих» мы уже говорили, а «опережающие» это те, кто открывает в себе способности, которые основной массе существ данной эволюционной волны откроются еще нескоро. В древности такие люди становились колдунами, шаманами, жрецами… Затем мыслителями или философами. Словом, личностями, резко выделяющимися на фоне своих соплеменников и обладающими, по сравнению с ними, значительными преимуществами. Есть такие люди и среди нас. Но главное, что этими «скрытыми» способностями обладает каждый! И единственное что нужно, это суметь реализовать их. Сделать это непросто, но можно. Теперь вы понимаете, что я имел в виду, утверждая, что разум еще не наивысшая точка развития человеческих способностей и что человек способен на большее?..
Итак, давайте вновь зададимся извечным вопросом: «что же такое Человек?». Человек, прежде всего, как существо духовное. Ясно что, как и по любому другому фундаментальному вопросу, на этот счет существует бесчисленное множество всевозможных теорий и мнений. Я очень долго думал, какую же точку зрения предложить вам в качестве своеобразной «опоры», отталкиваясь от которой, вы сами смогли бы построить свою собственную «теорию Человека». Ведь важно не просто разобрать поставленную перед нами проблему, но рассмотреть ее в том ракурсе, насколько и как ее решение поможет вам в дальнейшем извлекать максимальную пользу, прежде всего в практическом плане.

Свой выбор я остановил на уже упоминавшейся ранее книге «Евангелие от Морфея». И дело здесь даже не в том, что ее автор рассматривает человека в процессе его активного взаимодействия с объективным миром, (хотя и это весьма существенно). Более важным мне показался тот факт, что в предлагаемой теории человек берется не как нечто статичное, законченное и изолированное от общего эволюционного процесса, но человек, как своего рода переходное звено от мира животного к миру существ, стоящих на эволюционной лестнице ступенькой выше, чем он сам. Оглядываясь назад и устремляя взор в будущее, мы сможем понять собственную природу несравненно глубже чем, если будем воспринимать себя эдаким «венцом творения», стоящим особняком от эволюции всех прочих существ и неспособным ни к внешнему, ни к внутреннему изменению.

«Эта теория, — говорит автор «Евангелия от Морфея», — подразуме­вает не отдельно взятого человека, как такового, а индивида, в цикле его реинкарнационного развития.

Всего, от животного состояния и до существа, более со­вершенного, чем он сам, человек проходит через четыре стадии состояния сознания. Первая стадия, это стадия «вынужденного Труда». Здесь человек, впервые отделившись от животного царства и осознав свое «Я», начи­нает целенаправленно воздействовать на окружающий его мир, побуж­даемый к этому внешними, объективными причинами. Он трудится, производит, обрабатывает материал, предоставленный в его распоряжение при­родой. Такой человек ничего не замечает и не хочет замечать вокруг себя, кроме того, что непосредственно касается его «делания».

Шаг за шагом, жизнь за жизнью, индивид проходит свою первую стадию от начала до конца, и вот он оказывается на стадии номер два. Здесь он вдруг осознает, что вокруг него находится целый мир. Непостижимый, прекрасный, загадочный!.. Человек приходит в изумление, он поражен! И тогда он начинает восторгаться этим миром, воспевать его, наслаждаться тем, что этот мир есть. Грубый «вынужденный» труд он оставляет людям первой ступени, а если и выполняет его то, как неприятную, суровую необходимость. Человек переходит к «эстетическому созерцанию». Именно так называется данная стадия.

Но жизнь сменяется жизнью, и вот, простое созерцание мира человека больше не устраивает. Он испытывает жгучую потребность узнать, как этот мир устроен, почему что-то происходит так, а что-то иначе. Он начинает изучать окружающую его действительность. Это стадия «познавателя», философа и ученого.

Изучив же и познав, (в той мере, насколько это было возможно и необходимо), этот созданный ^ Кем-то мир, человек достигает четвертой, наивысшей стадии. Стадии «творца», стадии гения. Виток спирали замыкается, он снова начинает «делать», но теперь это не суровая необходимость, обусловленная чем-то внешним, а страстная внутренняя потребность. Теперь это не просто «обработка» материала, но возвышенное и одухотворенное творчество!..»

Мы уже говорили, что условно человеческое существо можно подразделить на три основные уровня: физиологический, эмоциональный и интеллектуальный. В любом без исключения человеке присутствуют все три перечисленные элемента. Однако, в зависимости от степени развития, доминирующим оказывается либо первое, либо второе, либо третье. Основываясь на этом, вы можете, без особого труда, определить на какой именно из четырех ступеней развития вы в данный момент находитесь.

Если вы инертны и пассивны, если весь круг ваших интересов сводится к проблемам материально-бытового характера, если вы получаете удовлетворение от физического труда, либо от механической, не требующей приложения творческих усилий интеллектуальной деятельности, значит, согласно представленной теории, вы являетесь «производителем». Если вы человек импульсивный, восторженный, если эмоциональное начало преобладает в вас над началом интеллектуальным, если вы тяготеете к искусству или поэзии, все это говорит в пользу того, что на данном этапе вашего индивидуального развития вы проходите стадию «созерцателя».

Для «познавателей» будет свойственным склонность к аналитической деятельности, стремление разобраться в самой сущности заинтересовавшего их предмета. Перед такими людьми постоянно встают вопросы: «почему?», «как?», «зачем?»… Это мыслители в полном смысле данного слова. Четвертый, наивысший уровень, подразумевает гармоничное сочетание всех предыдущих качеств и, в то же время, полное преобладание над ними. Впрочем, подобные гении, или «творцы», встречаются крайне редко.

Пытаясь определить, к какому из четырех типов относитесь вы, или кто-либо из вашего окружения, никогда не забывайте о двух вещах. Во-первых, каждая ступенька включает в себя, как бы в миниатюре, все четыре этапа, (всю «лестницу»). А это означает, что нет ни «чистых» познавателей, ни созерцателей, ни производителей. Каждый из нас, в какой-то мере, является всем этим сразу. Таким образом, более уместными оказываются определения типа «созерцатель-познаватель», или «познаватель-производитель». А во-вторых…

Во-вторых, социальная организация нашей жизни весьма далека от совершенства. И поэтому очень часто человек занимает совершенно чуждую ему социальную нишу. Или, говоря другими словами, является совсем не тем, кто он есть на самом деле. Так, если хорошенько присмотреться, можно с удивлением обнаружить «познавателя» в дворнике или шофере и, напротив, «производителя» в директоре крупного коммерческого предприятия или творческом работнике. Нельзя игнорировать и различия между мужчиной и женщиной. Несмотря на бурное развитие в современном обществе процессов женской эмансипации и феминистских движений, женщина остается женщиной, а мужчина мужчиной. Все это нужно учитывать.

Помимо прочего, с точки зрения теории «Четырех Сту­пеней», структура нашего общества представляет собой нечто вроде пирамиды: на одного «творца» приходится, скажем, десять «познавателей»; на одного «познавателя» – десять созерцателей; а на каждого «созерцателя» по доброму десятку «производителей». Таким образом, подтверждается хорошо известное правило, гласящее, что менее совершенные в эволюционном плане формы присутствуют вокруг нас в большем количестве, чем формы продвинутые, и служат своеобразным «материалом» или фундаментом для развития последних. Поэтому не удивляйтесь, если обнаружится, что сплошь и рядом вас окружают «производители» или, в лучшем случае, «созерцатели». Просто их несравненно больше, так как именно они образуют основание пирамиды.

Однако и не задирайте носа, если вы посчитали себя «познавателем» или, того круче, «творцом». То, что вы продвинулись в эволюционном плане дальше других, еще не означает того, что вы лучше. Все мы только люди и перед лицом Абсолюта между нами нет никаких различий. Кроме того, в свое время все они поднимутся до уровня «творца», а затем перейдут выше, уступая место приходящим им на смену душам «бывших животных». Это лишь вопрос времени.

Из всего, только что изложенного, напрашивается простой, но необыкновенно важный с практической точки зрения вывод:
На каком бы из уровней эволюционного развития вы ни находились, всегда следует стремиться к тому, чтобы быть «творцом»! Всё необходимое для этого у вас есть. Став «творцом» в пределах своего уровня, вы автоматически переходите на следующий, более высокий уровень, ибо последняя ступенька любой категории, является первой ступенькой категории следующей…
Вспомните притчу о художнике и маляре. Вспомните крылатое выражение Ф. Ницше: «человек есть нечто, что нужно преодолеть». Так преодолейте же в себе человека! Станьте чем-то, несколько более совершенным, чем просто человек. Станьте Человеком с большой буквы или даже, не побоюсь этого выражения, станьте Сверхчеловеком. Вы достойны этого! Рано или поздно, все мы должны будем сделать этот шаг. Все без исключения! У вас же теперь есть необходимые знания для того, чтобы осуществить этот «переход к высшему» быстрее и раньше. Неужели, обладая такой грандиозной возможностью, вы предпочтете бездействие и застой в развитии?.. Конечно же, нет!
Итак, мир несравненно богаче и разнообразнее, чем его отражение в нашем сознании, (которое мы так часто считаем тождественным самому миру). Как ни верти, но наше восприятие действительности ограничивается не только пятью органами чувств, но и пространственно-временными рамками, и ограниченностью нашего мышления, и многим, многим другим.

А если брать в расчет также и общечеловеческий, ис­торический опыт отображения действительности, можно заметить что, несмотря на ту колоссальную поддержку, которую получает индивид, опираясь на плечи предшествующих поколений и поколения современников, он также приобретает мощнейшую, хорошо сложившуюся и отработанную, самодовлеющую программу, которая диктует ему, как именно он должен воспринимать то, что его окружает. А это, в свою очередь, еще одно ограничение.

С гносеологической точки зрения, действительность можно разделить на две составляющие ее части: «мир изведанного» и «мир неизведанного». Стоит ли говорить, что первый соотносится со вторым как песчинка и мировой океан? «Мир изведанного» ограничивается нашим повседневным окружением, нашими мыслями и чувствами, нашим опытом. В этом мирке мы живем и функционируем, подобно потерпевшим крушение и оказавшимся на маленьком необитаемом островке морякам, в то время как вокруг нас простирается безбрежный океан неизведанного.

Стать «творцом», означает разрушить этот устоявшийся стереотип и открыть для себя иную сторону реальности. Познать действительность во всем ее многообразии, выйдя за рамки человеческой природы и в полной мере вкусив необычность и великолепие того, что для подавляющего большинства людей остается недосягаемым.

На первый взгляд, подобное утверждение может показаться чем-то несбыточным и фантастическим. Но раз­ве не фантастикой были всего сто лет назад телевизор и телефон, компьютер и космические полеты? Разница между этими вещами и «новыми возможностями восприятия» заключается только в том, что достижения научно-технического прогресса никоим образом не зависят от желания и воли отдельно взятого человека, тогда как доступ в «иную реальность» открыт всем и каждому, независимо от исторического времени, социального статуса или интеллекта.

Решительно отказавшись от прежнего, ограниченного видения мира, вырвавшись из-под ига всевозможных авторитетов, расхожих мнений, идеологий и однобоких концепций, вы оказываетесь перед дверью, ведущей в «запредельное». Единственное, что от вас потребуется, это суметь открыть ее и безбоязненно перешагнуть порог, разделяющий «тот» мир и «этот». Самое главное, изменить сознание, а все остальное, как говорится, дело техники.

Существует множество методов, позволяющих пробудить дремлющие в человеке «скрытые» способности и использовать их на практике. Весьма существенными здесь оказываются овладение искусством медитации и проработка чакр. Это, так сказать, необходимый минимум подготовки перед тем, как приступать к настоящей работе. А вот практика «осознанного сновидения», это уже работа. Именно через сновидение, (осознанное сновидение!), пролегает самый простой и доступный путь, ведущий на «тонкие уровни».

Поскольку цель данной книги заключается, прежде всего, в том, чтобы помочь вам гармонично и комфортно жить здесь, на самом плотном из уровней, темы «запредельного и неизведанного» мы коснулись лишь вскользь. Более обстоятельно и подробно я надеюсь поговорить с вами об этом в следующих книгах. Однако от того, насколько удачно вы справитесь с уже предложенной вам работой, будет зависеть, сумеете ли вы в дальнейшем шагнуть в «неизведанное». Поэтому отнеситесь к изучению и освоению всего материала с предельной серьезностью. О том, как лучше всего работать с книгой, я расскажу в следующей, заключительной главе. А сейчас несколько слов о том, что же представляет собой это загадочное «неизведанное».

Каждый здоровый человек имеет пять органов чувств: зрение, слух, осязание, обоняние, вкус. Каждый человек обладает также весьма обширной гаммой эмоций и разумом. Благодаря всему этому мы и воспринимаем то, что принято называть реальностью. А теперь представьте себе, что по каким-то причинам вы неожиданно лишились всего этого, в то же время сохраняя ощущение собственного «Я», то есть сознание. Мир для вас превратился в ничто. В пустоту, в вакуум. Именно таким: слепым бесчувственным камнем вы являетесь в данную минуту с точки зрения человека, развившего в себе способность воспринимать мир не только на плотном, Физическом уровне, но и на высших Планах.

Теперь попробуйте представить, что к вам вернулась способность двигаться и ощущать прикосновение к предметам. По равнению с вашим предыдущим состоянием, это уже много! Затем к вам вернулись ощущения вкуса и запаха. Теперь вы, подобно червяку или насекомому, можете целенаправленно передвигаться в поисках пищи и, если вам повезет, получить некоторое удовлетворение от ее употребления. Затем к вам начинают возвращаться слух и зрение. Вы можете видеть и слышать. Великолепнейшее приобретение! Не правда ли? Ну и, наконец, к вам вернулись эмоции и разум. Вы вновь обрели полноту жизни, способность радоваться, наслаждаться произведениями искусства, книгами, кино, умозрительными построениями… А насколько возросли ваши возможности в плане самореализации по сравнению с тем, чем вы были, когда лишились всего этого!

Данная аналогия дает лишь жалкое представление о том, что вы сможете испытать, чем станете, и какие перед вами откроются перспективы, когда вы:

a) обретете способность сохранять сознание, подобное «дневному», все двадцать четыре часа в сутки;

b) когда границы вашей памяти раздвинутся до таких пределов, что события десяти, двадцати, сорокалетней давности, (а также ключевые моменты ваших предыдущих инкарнаций), вы будете помнить так же хорошо, как и то, что произошло только вера или на прошлой неделе;

c) когда вы научитесь предвидеть грядущие события;

d) когда Эфирный, Астральный, Ментальный Планы станут для вас ничуть не менее осязаемыми, чем План Физический…

Конечно, для того, чтобы обрести всё это, одной жизни явно недостаточно. Однако человеку это доступно!! И даже незначительное продвижение в указанном направлении вызывает огромные изменения в жизни конкретного индивида. Изменения, как в форме его существования, так и в поведении, и восприятии окружающего мира. И чем раньше вы начнете свое движение к тому, что сейчас, возможно, вам кажется необузданным фантазированием и мифотворчеством, чем настойчивее будет ваше стремление и регулярнее занятия, тем быстрее перед вами проявятся конкретные результаты. Тем быстрее «сказка» начнет становиться былью. Ну а под лежачий камень(!) вода, как известно, не течет. Поразмышляйте, как следует, надо всем этим, откинув сковывающие вашу фантазию и ваш разум условности.

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

Похожие:

И. В. Гёте «Фауст» Бывает проснешься, как птица iconИ. В. Гёте «Фауст» Бывает проснешься, как птица
Что-что, а уж помечтать-то мы любим! Помечтать, окунуться в вымышленную жизнь литературных и киногероев, а после… снова вернуться...

И. В. Гёте «Фауст» Бывает проснешься, как птица iconГете и его «фауст» 1 Советский читатель давно оценил бессмертное...
Советский читатель давно оценил бессмертное творение Иоганна Вольфганга Гете – его трагедию «Фауст», один из замечательных памятников...

И. В. Гёте «Фауст» Бывает проснешься, как птица iconИоганн Вольфганг Гёте Фауст Перевод: Борис Леонидович Пастернак Посвящение1

И. В. Гёте «Фауст» Бывает проснешься, как птица iconПтица феникс – это волшебная птица
В настоящее время в состав Корпорации fohow входит около двух десятков различных предприятий в таких городах как Пекин, Тяньцзинь...

И. В. Гёте «Фауст» Бывает проснешься, как птица iconОтчет о проведенных профилактических мероприятиях «У дорог каникул...
Общешкольная линейка по проведению профилактических мероприятий «У дорог каникул не бывает!»

И. В. Гёте «Фауст» Бывает проснешься, как птица iconАнна Безелянская Алгоритм любви
Тем более любовь, ревность, страдание и вдохновение таких личностей, как Байрон и Гете, Роден и Модильяни, Бах и Шопен, Огюст Конт...

И. В. Гёте «Фауст» Бывает проснешься, как птица iconМаргарита Землянская Мужчина и женщина: правда и мифы о взаимоотношениях....
Бывает и так, что мифами мы называем какие-то вымышленные факты, на самом деле не соответствующие действительности. Развенчать подобные...

И. В. Гёте «Фауст» Бывает проснешься, как птица icon-
Путин с десятков тысяч фирменных футболок. Но всё же «Наши» еще подают признаки жизни, и отслеживать проявления их активности (пусть...

И. В. Гёте «Фауст» Бывает проснешься, как птица iconКурсы и семинары
Семинары "Ключи к здоровью", "Зрение", "Птица счастья", "Деньги", тема за темой формируют мудрое и гармоничное отношение к возникающим...

И. В. Гёте «Фауст» Бывает проснешься, как птица iconО п и т энциклопедического изложение духовной науке рудольфа штайнера
Гете

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
exam-ans.ru
<..на главную