Школа для негодяев (School for Scumbags)




НазваниеШкола для негодяев (School for Scumbags)
страница1/19
Дата публикации13.06.2013
Размер2.59 Mb.
ТипДокументы
exam-ans.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Школа для негодяев (School for Scumbags)



Новое слово в системе перевоспитания малолетних преступников наконец сказано! Добро пожаловать в школу Гафин, где из трудных подростков по всем правилам педагогики готовят... высокопрофессиональных бандитов! Здесь каждое задание для контрольной надлежит похитить из тщательно охраняемого сейфа. Здесь на уроках подробно, на реальных примерах из видеохроники, объясняют, на каких ошибках попадаются воры и налетчики. Здесь учеников, не обладающих подлинным криминальным талантом, изгоняют с позором - в уличных бандах им место, а не в элите преступного мира! Близится время выпускных экзаменов. И сам дьявол не скажет заранее, что готовят преподаватели своим питомцам на сей раз!




^ ШКОЛА ГАФИН

Преподаватели
Фамилия Прозвище
Мистер Грегсон
Мистер Шарп - Шарлей
Мистер Фодерингей - Фодерингштайн
Мисс Говард

Ученики (по комнатам)
[Уэйн] Банстед - Бампер
Дикинс - Бочка
Макфарлан - Крыса
Купер - Трамвай
Ричардсон - Четырехглазый
Уильямс - Шпала
Данлоп - Рыжий
Дженкинс - Тормоз
Томлинсон - Неандерталец
Маккофи - Биг-Мак
Аллардайс - Котлета
Холден - Валет
Бейкер - Свеча
Дейвис - Безымянный
Кемпторн - Конопля
Хаммонд - Орех
Лоуренс - Лопух
де Бюттен - Лягушатник
Макаскил - Малек




^ 1. ПРИРОЖДЕННЫЙ ВОР

Хотите знать, с чего все началось? В самом деле хотите? История долгая, странная, запутанная и до одури скучная. Интересно послушать? Что ж, держитесь, потому что выслушать ее вам все равно придется.
Полагаю, точкой отсчета можно считать тот день почти двадцать лет назад, когда мистер Аткинеон, мой последний директор школы (а я их немало перевидал), назвал меня прирожденным вором.

- Ты - прирожденный вор! - рявкнул он и в бессильной злости треснул кулаком по разделявшей нас парте. Вероятно, в его устах это должно было звучать как оскорбление, но я, наоборот, надулся от важности, а мои губы растянулись в довольной улыбке, которую Аткинсон заметил, прежде чем я успел прикрыть рот ладонью. В результате, к десяти ударам розгами, полагавшимся мне ранее, прибави-лось еще четыре, дабы стереть с лица эту самую улыбку. Однако воспитательная мера возымела лишь краткий эффект, потому что на следующий день я опять сиял от гордости. Честно говоря, слова Аткинсона и по сей день греют мне душу. Прирожденный вор. Круто!
Дело в том, что почтенные законопослушные обыватели в вязаных жилетах, регулярно подстригающие лужайку перед своим домом, никогда в жизни не поймут одной простой штуки: если вора назвать вором, то для него это вовсе не оскорбление. Мы сами все про себя знаем - как-никак воруем, и довольно часто. В сущности, это можно считать похвалой. Наверное, у нас, прирожденных воров, иной набор жизненных ценностей, нежели у мистер Трубка-тапочки-и-место-в городском-совете. Нежели у большинства прочих людей.
Назови любого человека тем, кто он есть - в любой сфере деятельности, - и он тут же покраснеет от удовольствия, каким бы сомнительным ни был комплимент. Например: «Ты - настоящий бухгалтер, прямо-таки родился со счетами в руках». Или: «Лучше тебя почтальона не сыскать». Или: «В жизни не встречал никого, кто бы так здоровски водил мусоровозку». Или: «О-о, даты уже большая девочка, верно?»
Согласен, звучит по-идиотски, но я слыхал кучу похожих вещей, разумеется, не в свой адрес, и ни разу говоривший их не получил с размаху в челюсть, что лично меня очень удивляет. Даже уроды, живущие на пособие по безработице, пиявки и паразиты нашего общества, просто млеют, когда их называют халявщиками. Один мой знакомый по имени Даррен всякий раз чуть не захлебывается от восторга, расписывая свои грязные делишки, потому как работает по призванию и отдается ему всей душой. Даррен - сутенер и ничуть того не стесняется; а все остальные, по его мнению, полные тупари.
Как ни странно, мистер Трубка-и-тапочки тоже так думает. В пабах и кафе, в автобусах и электричках, по пути на работу он и ему подобные постоянно скулят, какие же они тупари.
«Мы - тупари, затраханные идиоты! Эти тунеядцы только и знают, что ошиваться без дела, и притом получают все тридцать три удовольствия, а мы, мы вынуждены пахать от зари до зари, чтобы оплачивать их роскошную жизнь!» - вот обычный лейтмотив таких стенаний, сопровождаемых многочисленными кивками и одобрительным гулом.
В общем-то, я никогда с этим не спорил. Если бы Даррен на пять секунд оторвался от бумажек, которые он заполняет для Министерства соцобеспечения, наверняка тоже со мной согласился бы. Как говорят, се ля ви.
Так о чем это я? Да ни о чем особенном. Просто решил слегка подкрасить водичку и объяснить свое место в глобальном раскладе.
Видите ли, этим делом я начал заниматься практически с пеленок. Моя мамаша никогда не боялась потерять своего маленького сыночка; она знала, что всегда найдет его у себя в кошельке. Эта вещь притягивала меня, как магнит, и льнула к моим рукам лучше всяких перчаток. В конце концов родительница взяла привычку перед сном укладывать кошелек под подушку, но после того как три ночи подряд подушка оказывалась перевернутой - толи мной, то ли зубной феей, - матушка поняла, что зашита несколько слабо-вата.
Тогда она принялась прятать кошелек. Я неизменно его находил. Мать стала запирать кошелек под ключ. Я научился отпирать замки. Папаша начал меня колотить. Со временем я привык к колотушкам. Вот так, в двух словах, прошло мое детство.
Я был позором семьи, лгуном, мерзавцем и вором. Хуже чем мерзавцем. Я сам это сознавал и... ничего не имел против. Понимаете, в моем представлении вор уподоблялся лису - хитрому, жестокому, пронырливому ловкачу, который готов прихватить все, что плохо лежит, и с этой целью на всю катушку использует свои мозги и природное коварство. Случается, какой-нибудь фермер вышибает эти великолепные мозги, ублюдочные охотники гонят хитреца через весь лес, а холеные псы, их выкормыши, разрывают зверька на куски, но это плата за то, что ты лис. На мой взгляд, риск делает жизнь лиса еще привлекательней, и, сколько себя помню, я всегда хотел быть только лисом.
- Ворюга, прирожденный ворюга! - не унимался Аткинсон, напруживая заплывший холестерином кочан капусты, на который любил напяливать шляпу. - Лет тридцать назад по тебе плакала бы виселица, но, к сожалению, старое доброе время закончилось, если только эта страна не одумается. Слышишь меня, бандит? Нет, ты слышишь?! - бушевал он, багровый от ярости, пораженный степенью моего злодейства. - ПРЕКРАТИ УХМЫЛЯТЬСЯ, НЕГОДНИК!.. Пауза.
- Впрочем, катись ко всем чертям. К чему тратить на тебя
время и силы? Розги - единственный язык, который понятен таким паршивцам. Посмотрим, хорошо ли ты его усвоишь. А ну вытягивай руки, и если только посмеешь отдернуть их, я начну все заново!
Аткинсон рассек воздух розгой, а потом задал мне традиционную порку в количестве четырнадцати ударов.
Вообще-то телесные наказания в нашей средней школе отменили года четыре назад, но Аткинсон реставрировал их специально для меня. По-моему, розги запретили по всей стране, хотя на все сто не уверен; знаю только, что я был одним из последних выпоротых подростков в Британии. Никто, правда, по этому поводу особенно не переживал. Кроме меня.
Если не ошибаюсь, мы досчитали до семи, после чего я убрал руки и сказал Аткинсону, что вторую половину порции он может приберечь для себя. Директор попытался сгрести меня в охапку, чтобы отвесить еще пару-тройку ударов, но я его отпихнул, и он принялся неуклюже бегать за мной по кабинету. Догонялки закончились лишь тогда, когда я во весь голос крикнул:
- Нет, ни за что! Вы не заставите меня гладить ваш член!
Уловка сработала. Аткинсон немедленно объявил о том,
что я отчислен из школы. Скорее всего старый хрен давно припрятывал эту карту в рукаве, потому что письмо на имя моих родителей уже ждало меня на столе у секретаря. Очень даже предполагаю, что директор просто хотел отвести душу, излупив меня как следует, ведь он знал, что за это ему ничего не будет. Перед Аткинсоном маячила пенсия, он был толстым, одышливым стариком, до смерти уставшим от малень-ких поганцев вроде меня, которые чихать хотели на все его увещевания, так чего ему было терять, даже если бы кто-нибудь и узнал?

Правильно, особенно нечего, да и вообще к вечеру выяснилось, что на мою экзекуцию всем плевать, даже родителям.
- Получил по заслугам. Давно следовало задать тебе
взбучку, - удовлетворенно кивнул отец. Что именно думала по этому поводу мамаша, не знаю, - потоки слез мешали ей внятно высказать свое мнение, однако, надо полагать, она не слишком отличалось от папашиного.
Высекли-то меня, может, и впервые, но поворот от школьных ворот я уж точно получал не однажды. Как я упоминал, Аткинсон стал последним из моих директоров, а всего их было шестеро. Я отходил в детский сад (единственное место, из которого меня не выперли), сменил две начальных школы и три средних. В заведении Аткинсона я провел меньше года, а он уже вышвырнул меня на улицу! Как вам такое понравится?
С другой стороны, надо признать, выбора у Аткинсона не было. Я, видите ли, отколол такую штуку... Хотите знать какую? Уломали, поделюсь.
Я ограбил школьную кондитерскую лавку.
Тю, скажете вы, чепуха. Что тут такого страшного? Подростки грабили кондитерские с тех самых пор, как на свете появились первые и вторые. Разница лишь в том, что я совершил ограбление посреди бела дня и с пневматической пушкой.
- Гони деньги и сладости! - потребовал я, ткнув стволом «уэбли» в маленькое окошечко.
- Ты что, шутишь? - удивился парнишка-продавец.
- Сейчас узнаешь, черт побери, шучу я или нет! Заполняй доверху, иначе разнесу череп! - Я сунул ему в руки свою спортивную сумку. - БЕГОМ!
Для острастки я пальнул в коробку с чипсами над головой продавца, а следующие десять секунд провел, бормоча «погоди-ка немного» и пытаясь перезарядить пушку. К тому времени, когда я снова пришел в боеготовность, этот говнюк уже захлопнул окошечко и нырнул под прилавок вместе с моей сумкой.
- Открывай, ублюдок! Открывай немедленно! - рычал
я, но ожидать, что в ближайшем будущем продавец отреагирует на мою просьбу, не стоило. Со всех концов школьной площадки начали подтягиваться привлеченные шумом ученики.
- Шухер, преподы! - крикнул мне Денни, я запихал
пушку в карман и вскочил на багажник его велика.
В следующий миг мы уже мчали через автостоянку к воротам, а за нами гнались с полдюжины старших учеников. Самый быстрый был на расстоянии всего десяти футов, но сразу за школой дорога круто уходила вниз, и я знал, что мы сумеем оторваться.
Мы с Денни специально оделись в наглухо застегнутые куртки, глаза и носы спрятали под масками для подводного плавания, а велик умыкнули из-под навеса, так что доказательств нашей причастности к ограблению не существовало, разве что спортивная сумка с моей фамилией и адресом. За исключением этой мелочи, мы были чисты.
К несчастью, куртки, застегнутые до самых носопырок, и маски для подводного плавания несколько ограничивают обзор, а Денни и в лучшие времена нельзя было назвать водителем экстра-класса, поэтому наша гонка завершилась вполне предсказуемо: мы с разгона врезались в столб школь-ных ворот и очутились на земле, а велосипед, сверкая спицами, рухнул на нас сверху.
В следующий миг нас накрыли преследователи, и с полдюжины крепких ботинок воткнулись мне прямо в пах.
-  Прекратить драку! - раздался голос мистера Далглиша, преподавателя по металлообработке. - Поставьте обоих на ноги и снимите с них капюшоны.
Чтобы отодрать молнию от ворсистой подкладки моей куртки, учителю пришлось послать за пассатижами, и - вуаля, грабители школьной кондитерской наконец были разоблачены.
- Деннис Герман и... ты кто такой? Как тебя зовут?
- Уэйн Банстед, - буркнул я, и толпу оргазмирующих
наблюдателей облетел мощный вздох изумления.
- Разумеется, кто же еще, - сурово произнес мистер Далглиш, скорее для себя, чем для остальных. Ясный пень, еще три секунды назад он и понятия не имел, кто я такой  - Вы оба, марш к директору!
Над толпой снова пронесся вздох, на лицах моих однокашников застыл благоговейный ужас. Ей-ей, стоило попасться хотя бы ради того, чтобы увидеть их обалдевшие физиономии. Выражение шока, правда, улетучилось, когда Денни вдруг разревелся и свалил все на меня.
- Он меня заставил... Я не хотел, я ничего плохого не
сделал, - завыл он, отчего изумление толпы сменилось злорадным хохотом.
В бешенстве я выхватил из кармана пистолет и наставил дуло на Денни.
- Ах ты, грязный стукач! На, получи! - заорал я и пальнул ему в грудь. Пулька отскочила от куртки, Денни жалобно взвизгнул.
- Сдать оружие, - раздраженно скомандовал Далглиш,
забрав у меня пушку, и мы с подельником отправились прямиком в былинный эпос четвертых классов.
Потом мне доводилось слыхать о наших с Денни подвигах от людей, которых на месте событий не было. В этих легендах я неизменно выглядел намного круче, чем в жизни, поэтому никогда не пытался уточнить, как все произошло на самом деле. (По одной из версий, мой пневматический пистолет превратился в дробовик, которым я снес башку первокласснику. Охренеть.) Могу лишь сознаться, что мой рассказ наиболее близок к действительности и что я до сих пор смеюсь, вспоминая тот случай.
Наябедничав на меня директору, Денни отделался трехнедельным отстранением от учебы и четырьмя неделями задержаний в классе. После этого я не видел его три года, за которые он успел обзавестись аттестатом о среднем образовании, получить работу в универсаме «Гетуэй», а также обрюхатить какую-то страшненькую девицу.
Я не держал зла на Денни за то что он повесил все на меня, ведь я был явным козлом отпущения, к тому же терпеть не мог школу, и, по большому счету, его признания ничего не меняли. По-настоящему меня взбесила его ложь. Денни врал всем и каждому, что сдал меня только потому, что я, мол, первый на него настучал. Полная брехня.
Я возненавидел этого засранца всеми фибрами души, порвал с ним отношения (представляю, как сокрушались его родители) и по сей день не могу простить ему такой подлости.
Называйте меня вором, жуликом, сутенером, тунеядцем, можете даже обругать меня мистером Трубка-и-тапочки, я все стерплю. Только не говорите, что я стукач.
Я никогда не стучал, не буду стучать и на дух не переношу доносчиков. Наверняка в своей жизни я совершу еще много предосудительных поступков, но до стукачества не опущусь. Для меня это самая гнусная гнусность. Нерушимое табу.
И не важно, что Денни выложил Аткинсону чистую правду. Да, мне пришлось слегка выкрутить приятелю руку и силком потащить за собой в тот день, но разве это служит ему оправданием? Нужно уметь отвечать за свои поступки. В конце концов, каждый человек сам решает, на что он пойдет, а на что нет. Денни следовало бы это знать и вести себя по-мужски. Бог ты мой, нам ведь было уже по пятнадцать! Пятнадцать лет - это не каких-нибудь там сопливых двенадцать. Ладно, чего уж теперь. С тех пор много воды утекло.
Итак, на чем я остановился? Ах да,-мамаша, значит, заливалась слезами.
- Сыночек мой родной, мальчик мой, где же мы недоглядели... - всхлипывала она.
Я сидел за обеденным столом напротив родителей.
- Паршивец, малолетний паршивец! - бормотал отец,хотя, разумеется, это больнее било по нему, нежели по мне.
Решив не тратить слов понапрасну, я не стал обращать его внимание на этот факт и состроил самую дерзкую и наглую физиономию, чтобы проверить, через какое время он в бешенстве подскочит на стуле.
Шесть секунд, новый рекорд. Похоже, сегодня старик разозлился не на шутку.
- Когда тебя арестуют и посадят в тюрьму, нам с матерью придется платить штраф, а потом искать деньги, чтобы внести залог и вытащить тебя из каталажки. Нам, а не тебе! - кипел от злости папаша. Старик говорил с такой убежденностью, как будто предлагал заключить пари.
Я скромно помалкивал. Открою варежку - схлопочу подзатыльник, оно мне надо? Мысленно я закатывал глаза, с нетерпением ожидая, когда же закончится этот балаган, когда предки наконец поставят на своем чаде крест и отвяжутся от меня. Только об этом я и мечтал - быть предоставленным самому себе и избавиться от невыносимых, как зубная боль, нравоучений, которыми в последнее время сопровождался каждый мой шаг.
Вот так, значит, все и было, но ведь я уже говорил, что люди должны нести ответственность за свои поступки, и что я был бы счастлив отвечать сам за себя. На кой, скажите, всякий раз размазывать эти сопли типа «ах, где же мы недоглядели...»
Думаю, большинство родителей спят и видят, чтобы отпрыски пошли по их стопам, а те скорей будут хлебать из сортира, чем доставят предкам такое удовольствие. Классический тупик, в основе которого лежат весьма эгоистические мотивы, причем с обеих сторон. Лично я представляю это так: дабы утвердиться в мысли, что они добились в жизни офигенных успехов, родители требуют от детей повторить их судьбу, а дети назло поступают наоборот - докажем, дескать, какие распоследние неудачники эти двое, что являются в школу по родительским дням.
Интересно, что выбрать стезю для своих сыновей и дочек пытаются не только богатенькие управляющие банками.
Дорожные рабочие, шахтеры, трудяги с заводов и фабрик, фермеры, официантки и домохозяйки - люди, ведущие действительно тяжелое и беспросветное существование, готовы загнать своих чад в то же дерьмо, в котором бултыхаются сами, лишь бы детки не добились в жизни чего-то большего.
Вы случайно не смотрели фильм под названием «Билли Эллиот»? Там как раз об этом. Главный герой, мальчишка Билли, жутко любит балет, имеет недурные способности к танцам, отчего-то совершенно не стесняется своего пристрастия и мечтает стать балеруном. Папашу Билли выбор сына определенно не устраивает; по его мнению, пачки и пуанты - для девчонок и гомиков. Билли обязан продолжить семей-ную традицию, по примеру отца и старшего брата стать простым шахтером и выбросить из головы все эти дурацкие прыжки и пируэты, течка.
Сразу признаюсь, балерины и балеруны никогда не вызывали у меня восторга, но, согласитесь, парень должен иметь возможность заниматься тем, чем ему хочется. Уж не знаю, что там у него вышло - как только Билли напялил пачку и начал целовать приятелей, я сразу выключил телек. Однако ясно, что главная идея этого фильма - вечный конфликт отцов и детей, возникший еще в ту пору, когда пещерные подростки носили набедренные повязки размера «мини» и малевали на каменных стенах.
Таков я был в пятнадцать лет - восходящая звезда мелкого воровства, обделенный какой бы то ни было поддержкой окружающих. Разумеется, вряд ли стоило ожидать, что мой старик (стопроцентный мистер Трубка-и-тапочки) и мамаша (чья жизнь полностью, по любым вопросам зависела от мнения соседей) будут поощрять мои честолюбивые замыслы, тем более что в половине случаев пропадали именно родительские вещи. Впрочем, понимания со стороны кого-либо еще я тоже не нащел.
Повторюсь, когда я решил ограбить кондитерскую лавку, мне пришлось силой заставить Денни быть моим водителем, так как других подходящих кандидатур на горизонте не
маячило. Теперь, когда он повесил свои велосипедные перчатки на гвоздь, я опять остался один. Все мои однокащники собирались стать механиками, художниками-оформителями, пожарными, гражданскими летчиками (или как Нил - работать на мусоровозке вместе с папашей - нет, правда!); и никто из них не жаждал грабить банки. Не понимаю, разве можно не хотеть ограбить банк? С ума они, что ли, посходили? Как ни прискорбно, все мои сверстники имели порази-тельно серенькие и убогие мечты, и на их фоне я был паршивой овцой, которую гнали от одного хлева к другому, от другого - к третьему и так далее, и так далее...
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Школа для негодяев (School for Scumbags) iconThe Present Agreement is entered into between I. E. Mambetova, via...

Школа для негодяев (School for Scumbags) iconРабота с аиас «Net School»
Шаг Откройте программу Internet Explorer (или окно любого приложения, например, «Мой компьютер»)

Школа для негодяев (School for Scumbags) iconСпортивной секции «Школа паркура»
Спортивная секция «Школа паркура», именуемая в дальнейшем Школа, является спортивной молодежной секцией, созданной на основе совместной...

Школа для негодяев (School for Scumbags) iconStockholm School of Economics in Saint Petersburg
Они не признавали правил, испытывали отвращение к стабильности. Вы можете не соглашаться с ними, сурово критиковать их, но единственное,...

Школа для негодяев (School for Scumbags) iconStockholm School of Economics in Saint Petersburg
Они не признавали правил, испытывали отвращение к стабильности. Вы можете не соглашаться с ними, сурово критиковать их, но единственное,...

Школа для негодяев (School for Scumbags) iconПроект иито и Ассоциированных школ юнеско «Обучение для будущего» (одб)
...

Школа для негодяев (School for Scumbags) iconПубличный доклад
Государственное бюджетное образовательное учреждение города Москвы Специальная (коррекционная) школа-интернат №8 для детей-сирот...

Школа для негодяев (School for Scumbags) iconСценарий мероприятия «Последний звонок» «Расстаемся, школа, мы с...
Слово для поздравления предоставляется директору Михайловской основной общеобразовательной школы Лысак Ирине Александровне

Школа для негодяев (School for Scumbags) iconАнализ Муниципального казенного общеобразовательного учреждения «Средняя...
До 1938года школа размещалась в приспособленном помещении, где обучались начальные классы. А в 1938году вступило в строй новое здание...

Школа для негодяев (School for Scumbags) iconРабочая учебная программа по музыке для 4 класса разработана на основе...
Муниципальное казенное общеобразовательная учреждение «Хуцеевская средняя общеобразовательная школа «Кизлярского района Республика...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
exam-ans.ru
<..на главную