Страницы истории православия в Чувашии в XX веке




НазваниеСтраницы истории православия в Чувашии в XX веке
страница4/8
Дата публикации19.06.2013
Размер1.81 Mb.
ТипДоклад
exam-ans.ru > История > Доклад
1   2   3   4   5   6   7   8
^

Движение за чувашскую национальную церковь во II-й половине XX века




Изучение чувашского национального движения в послевоенный период представляет определенную трудность для исследователя. Если в предшествующее время национальное движение было институциализированным, имело свои церковные организации, то во второй половине XX в. условия для создания таких организаций отсутствовали, и национальное движение существовало в виде факта общественного сознания некоторой части чувашского духовенства. Источниковая база по этому периоду крайне ограничена из-за отсутствия у национальных церковных деятелей своих церковных институтов. О состоянии национального вопроса в чувашской епархии до начала перестройки вообще можно судить только на основании косвенных данных и устных рассказов. Основным источником о национальном церковном движении в конце 1980-х – начале 1990-х гг. являются газетные публикации.

В 1940-х гг. православная церковь в Чувашии оказалась на грани выживания. Обновленческая епархия перестала существовать, последние обновленческие епископы Чебоксарские Серафим Андреевский и Петр Горбатов никак не были связаны с национальным движением [1]. Однако и официальные «сергианские» приходы, принадлежащие к Московской патриархии тоже находились в состоянии упадка. В 1943 г., после известной встречи И.В. Сталина с патриархом Сергием и руководством Московской патриархии, был взят курс на нормализацию отношений советского государства и Церкви. Для руководства этим процессом был создан специальный орган – Совет по делам Русской Православной Церкви. В 1944 г. первым уполномоченным Совета по делам РПЦ при СНК ЧАССР стал С. Шумилов. В своем информационном отчете за 1944 г. Шумилов отмечал, что на территории республики из 309 церквей, имевшихся до революции, действуют только 10, причем в русских районах Чувашии – Алатырском и Порецком действовало 5 приходов, а в районах с преобладающим чувашским населением – Канашском и Урмарском – 4 прихода. Приход в Чебоксарах, скорее всего, был преимущественно русским. Судя по всему, духовенство так же, в основном, было русским. Однако потребность в чувашском богослужении имелась достаточно большая. Так в 1944 г. в Совнарком ЧАССР обратился житель Чебоксарского района Герман Николаев, с просьбой разрешить ему совершать богослужения среди чувашского населения в отдаленных от действующих церквей деревнях. Республиканские власти посоветовали обратиться ему к епархиальному начальству. В организационном отношении приходы Чувашской республики в тот период подчинялись Казанскому архиерею Андрею [2].

В 1946 г. была создана Чебоксарско-Чувашская епархия в составе Московского патриархата, управляющим епархией был назначен епископ Иларий, имевший весьма преклонный возраст. Руководство епархии испытывало трудности с подбором кадров на приходы, т.к. в предшествующий период значительная часть чувашского духовенства оказалась или в обновленчестве или среди церковной оппозиции. Кроме того в 1930-е гг. чувашские национальные деятели были обвинены в национализме и подверглись репрессиям. Так что поднимать национальную тему, в том числе и в церковном строительстве было небезопасно.

В 1946 – 47 гг. из-за преклонного возраста епископа Илария фактическое руководство епархией осуществлял настоятель чебоксарского Введенского кафедрального собора и секретарь епархии, протоиерей Георгий Логинов, родившийся в 1889 и рукоположенный в священный сан еще до революции, в 1911 г. Логинов крайне отрицательно относился к самой идее богослужения на чувашском языке, не позволял в соборе петь на чувашском языке молитвы. Вообще, к верующим чувашам проявлял пренебрежение [3].

Начиная с 1946 г. происходит значительный рост числа приходов Чувашской епархии и соответственно увеличение численности духовенства, в том числе и чувашского. Резкое повышение числа священнослужителей происходит в 1956 – 60 гг., когда Чебоксарско-Чувашской епархией управлял архиепископ, (впоследствии митрополит) Мануил (Лемешевский). К началу 1970 г. в епархии числилось 48 священнослужителей, причем из них 23 человека были рукоположены в священный сан при архиепископе Мануиле. Именно в этот период стали священниками авторитетные чувашские священнослужители Илия Карлинов, Геннадий Антонов, Григорий Медведев, Георгий Иванчин [4]. Вместе с появлением в епархии священников-чувашей происходит и возрождение церковной службы на чувашском языке, хотя, скорее всего и руководство епархии так же было заинтересовано в этом процессе. Интересно отметить, что в чебоксарском Введенском соборе службу на чувашском языке ввел протоиерей Борис Зороастров, русский по национальности [5]. В 1970 – 1990 гг. большинство духовенства епархии составляли чуваши. Уровень образования священнослужителей был невысоким. В 1970 г. только 15 человек имели специальное духовное образование, 8 – полное среднее образование, 19 – 7 – 8 летнее и 14 священнослужителей имели образование не выше 4 классов школы.

До конца 1970-х гг. никаких сведений о национальном движении среди чувашского духовенства не имеется. В 1976 г. управлять Чубоксарско-Чувашской епархией был назначен епископ Варнава (Кедров). Не имея специального богословского образования, епископ Варнава чувствовал себя не совсем уютно в окружении образованных священнослужителей. Исходя из этого строилась и кадровая политика: немногочисленных священников, закончивших духовную академию епископ старался направлять на службу в глубинку. Священники-чуваши, закончившие академию, естественно рассчитывали служить в городских приходах, такая политика выглядела в их глазах как притеснение русским епископом чувашских священников.

По рассказам очевидцев, впервые вопрос о чувашской церкви с епископом-чувашом во главе стал поднимать в приватных разговорах протоиерей Михаил Никифорович Иванов, уроженец г. Канаша. В 1977 г., после окончания Московской Духовной Академии, Михаил Иванов был рукоположен в священный сан и направлен служить в с. Семеновское, Порецкого р-на ЧАССР [6]. Судя по всему, имея высшее духовное образование и степень кандидата богословия о. Михаил рассчитывал на более престижный приход, (с. Семеновское – это глубокая периферия республики и, кроме того, совершенно русское село), что стало причиной определенной неприязни о. Михаила к епископу Варнаве (Кедрову). В близких кругах о. Михаил стал высказывать мысли о том, что было бы желательно в Чувашии иметь епископа-чуваша. В 1981 г. священником стал родственник Иванова Петр Тепловодский [7], у которого не сложилась семейная жизнь. По мнению о. Михаила Тепловодский вполне мог бы претендовать на пост чувашского епископа. Однако в условиях советского времени, ни о каких реальных шагах в этом направлении речь, конечно, идти не могла.

Если побудительным мотивом для разговоров о. Михаила Иванова о национальной чувашской церкви все же была личная обида и меркантильные интересы, то правозащитник из Татарстана Валиахмед Хайдарович Тимохин исходил из идейных соображений. Тимохин родился в 1947 г., работал художником-реставратором, по свидетельству близких отличался живым умом, смелостью, честностью и неподкупностью. Тимохин выдвинул идею создания двух тюркских православных церквей: Татарской канонической православной церкви и Суварской (Чувашской) канонической православной церкви под руководством Вселенского патриарха. Должно быть исходным пунктом рассуждений Тимохина были свидетельства византийских историков о крещении предков чуваш и татар – болгар при хане Кубрате в VII в. Этим и можно объяснить идею обратиться в Константинополь (Стамбул) за канонической автокефалией для чувашской церкви. Другим источником для Тимохина могли стать идеи пантюркизма – создания великой тюркской империи под руководством Турции. Валиахмед Тимохин был арестован КГБ и в 1976 заключен в специализированную психбольницу [8].

С началом перестройки и гласности в СССР появляются объективные условия для оживления национальных движений. В 1988 г., во время празднования 1000-тия Крещения Руси возрождается и национальное движение среди чувашского духовенства. Лидером движения стал настоятель церкви с. Янгильдино, выпускник Ленинградской Духовной Академии, протоиерей Иоанн Иванчин († 2007), который во время торжеств, посвященных 1000-тию Крещения Руси, попытался организовать распространение Завещания Ивана Яковлева среди верующих. Епархиальное управление выступило против этой инициативы. Вызвала неприятие архиерея и желание публично отслужить панихиду по чувашскому просветителю [9]. Архиепископ Варнава, похоже, исходил из того, что в 1988 г. такие инициативы могли привести епархию к конфликту с партийно-государственными органами.

В 1989 был создан Чувашский общественно-культурный центр (ЧОКЦ), который возглавил известный чувашский писатель и общественный деятель Михаил Юхма. С ЧОКЦ начинают сотрудничать и некоторые чувашские священнослужители, обеспокоенные религиозной темнотой своего народа и наличием пережитков язычества. В качестве одного из условия национального возрождения чувашские священники говорят о более широком использовании чувашского языка в богослужении и переводе Библии на родной язык. ЧОКЦ решает начать работу над переводом Библии. В 1990 г. по инициативе ЧОКЦ была создана Чувашская Библейская комиссия. Председателем стал М. Юхма, в состав комиссии вошли кандидат исторических наук И.Я. Тенюшев, кандидат филологических наук В.П. Станьял, чувашский народный писатель А. Артемьев, протоиерей И. Иванчин, настоятель церкви г. Новочебоксарска, протоиерей И. Карлинов, священник П. Филиппов, В. Енеш, Р. Сарби и другие представители чувашской интеллигенции. Помощь в работе комиссии оказало Всемирное Библейское общество, которое передало комиссии переводы первых четырех книг Библии, выполненные И.Я. Яковлевым и другие материалы. ЧОКЦ обратился за содействием и к патриарху всея Руси Алексию II. Из патриархии, для координации работы был командирован в Чебоксары ответственный секретарь К.И. Логачев [10].

Если на уровне Патриархии работа Чувашской Библейской комиссии под эгидой ЧОКЦ нашла понимание, то руководство Чувашской епархии встретила эту инициативу без энтузиазма. Скорее всего, причиной такого, мягко говоря, прохладного отношения чувашского архиерея к своим прямым обязанностям был денежный вопрос: на перевод и издание чувашской Библии требовалось 50 тысяч рублей [11], но архиепископ Варнава, никогда не отличавшийся щедростью, полагал, что вопросы образования и просвещения не являются первоочередными. Чувашская епархия берет курс на отстранение ЧОКЦ от работы над переводом Библии. В 1991 г. Чувашская епархия, в противовес ЧОКЦ, создала свою комиссию, обратившись за помощью к специалистам из Транссбурга [12]. Организационную, научную и финансовую помощь оказали Российское Библейское общество и Объединенные Библейские общества. Возглавил комиссию лично архиепископ Варнава [13]. При поддержке правительства Чувашской Республики работа этой комиссии оказалась достаточно успешной [14].

В 1989 – 90 гг. в Чебоксарах открываются закрытые при советской власти церкви, и возникает идея превратить одну из них – Воскресенскую в чувашский православный приход. Инициатором выступает о. Иоанн Иванчин. В 1990 г. о. Иоанн публикует в главной республиканской газете «Советская Чувашия» большую статью «Слышать и понимать», где подвергает резкой критике национальную политику главы епархии, архиепископа Чебоксарского и Чувашского Варнавы. По сути дела, с этой статьи началось вхождение Чувашской епархии в публичное медиа-пространство. Апеллируя к Священному Писанию о. Иоанн утверждал, что «проповедь Евангелия должна проводиться на родном языке. … За весь период распространения христианства на земле чувашской не было на епископской кафедре ее столицы епископа национальности коренного населения. Но беда, как было сказано, не в национальности, главное, если не ошибаюсь никто из них не владел языком, своих, как мы говорим, пасомых. На моей памяти архиепископ Николай имел обыкновение расспрашивать о названиях предметов, понятий на чувашском, архиепископ Вениамин просил переводить свои проповеди на чувашский, если видел, что в храме большинство чуваши – они проявляли какой-то интерес к языковому вопросу. Социологи утверждают, что в республике около 67 процентов чувашскоязычного населения, а в границах республики, можно думать, чувашскоязычных верующих около 80 процентов. Не странно ли, если пастырь не знает языка своих пасомых» [15]?

Нелицеприятно описывает о. Иоанн и ситуацию с чувашским приходом Воскресенской церкви: «Община Воскресенского храма в Чебоксарах принимает решение ранние литургии проводить на русском языке, а поздние – на чувашском, что удобно и русскоязычному и чувашскому верующему населению, потому что в других храмах города ранние литургии совершаются на чувашском, поздние – на русском. Чуваши не всегда успевают к 6-ти часам, да и пение хора на ранних уступает пению на поздних.

Видели бы вы реакцию Управляющего Чебоксарско-Чувашской Епархией Архиепископа Варнавы, когда ему был предъявлен протокол собрания. Бумага полетела на пол, священнику, проводившему собрание, было заявлено, что на него будет подана жалоба патриарху, собрание объявлено (в пункте о языке богослужения) недействительным. А послали туда священника, хоть и чуваша, но который, как слышно, отказывается исполнять желание общины о языке богослужения. Так что же здесь имеем: вопрос языка или административный пыл» [16]?

Однако руководство епархии задела не столько критика национальной политики архиепископа, сколько то, что о. Иоанн выставил на обозрение общественности отсутствие у архиерея элементарной культуры, эгоизм и мещанскую привязанность к роскоши: «А вот «я не чуваш», – как говорит … Владыка, – это оправдание перед кем? Есть благоприятная возможность завершить перевод и издать Библию на чувашском языке: ЧОКЦ стремится исполнить Духовное Завещание просветителя чувашей Ивана Яковлевича Яковлева: завершить им начатое дело – перевод и издание Библии. Дело великое, потребуются затраты на 50 тысяч рублей – посильная сумма для всей Епархии, тем более сумма эта возвратная. Как же понимать Архиерея чувашей, отказывающегося участвовать в этом святом деле? Неужели приобрести и содержать пять легковых автомашин для своих собственных нужд, строить за сотни и сотни тысяч, извините, дворцы – средства находятся, а на Библию на нашем языке – нет? Можно не распродавать коллекцию машин и дворцы его же привечают – деньги найдутся без жертв со стороны Архиерея, необходимо лишь его заинтересованное организационное участие. Познавший язык и душу своих пасомых не сторонился бы столь насущной проблемы» [17].

В защиту епархии было поручено выступить протоиерею Аполлинарию Павлову, бывшему в тот период народным депутатом ЧАССР. В содержательной части критику о. Аполлинария все же следует считать верной: «Поймите, пожалуйста, Библия – это не художественное произведение, тем более для верующих, а книга, на которой утверждается христианское учение. И перевод ее вряд ли по силам каждому переводчику. Чтобы ее перевести, нужно жить ее духом, проникнутся ее содержанием, испытать на себе ее духовно-нравственную силу. Разве это по силам нашим литераторам-переводчикам, для коих как христианское учение, так и языческие обычаи стоят на одном уровне. Библию могут перевести ученые-верующие. Раньше этим делом занимались в монастырях и духовные учебные заведения» [18].

Счел несправедливой критику Варнавы о. Иванчиным и уполномоченный Совета по делам религий по Чувашской АССР Б.А. Краснов. В своем последнем, в истории этого учреждения, информационном отчете, он отметил, что «до настоящего времени негативных явлений на межнациональной почве в религиозной среде в республике не фиксировалось, не возникало отношений национального неравенства или смыкания националистических элементов с религиозными фанатиками. … Соотношения служителей православного культа, например, по национальному признаку выглядит следующим образом: представители коренной национальности составляют 75,4 % от общего числа служителей культа, русские – 19 %, других национальностей – 5,6 %, что соответствует демографическому составу населения республики. Богослужение в большинстве церквей ведется на чувашском языке, а там, где преобладает русское население – на русском (Алатырский, Порецкий районы).

Вместе с тем верующих интересует вопрос о соотношении служителей культа по национальному признаку в плане того, нет ли здесь нарушений национального равенства. Об этом говорят письма верующих и недавняя публикация в газете «Советская Чувашия» протоиерея Иоанна о том, что правящий архиерей Варнава, русский, якобы препятствует совершению богослужений на чувашском языке. Такое обвинение не соответствует действительности и является результатом неприязненных отношений между ними» [19].

4 апреля 1991 г. в адрес Президента СССР М.С. Горбачева житель г. Чебоксар Захаров, от имени «верующих людей русского города Алатыря» направил телеграмму с совершенно противоположными обвинениями по отношению к архиерею: «Просим Вас помочь нам слушать службу русских священников. Варнава Чебоксарский назначает нам священников только чувашей. Требуем отставки Варнавы». Однако у меня есть подозрение, что телеграмма была направлена кем-то из сотрудников Чебоксарской епархии, т.к. в телеграмме указан адрес соседнего с епархией дома [20].

Статья о. Иоанна обсуждалась на епархиальном собрании, которое призвало автора напечатать опровержение. О. Иоанн подготовил опровержение, под названием «Вы требуете опровержения», которая была предъявлена архиепископу для ознакомления. Судя по всему, текст опровержения был еще острее, чем сама спорная статья. По словам о. Иоанна Иванчина: «Вы и Ваши любимчики добились от меня на собраниях печатного … опровержения. Но на этот раз, прочитав первым предъявленное мною «опровержение», стали говорить о своей готовности решать вопросы, поднятые в моей статье, и без публикации в печати, и даже несколько раз употребили выражение: «Будем мириться». … Призывали на взаимной основе «не развозить ссору». Видит Бог, я тогда согласился «проглотить» два пасквиля небескорыстных Ваших защитников» [21]. Однако 15 февраля 1991 г. в газете «Советская Чувашия» была напечатана статья алатырского священника Валерия Кольцова «Блажен, кто не соблазнится…», направленная против о. Иоанна и полемика разгорелась с новой силой. По словам о. Иванчина, Валерий Кольцов, выступивший в защиту Варнавы, действовал исходя из меркантильных интересов: он привозил из Москвы духовную литературу на чувашском языке, изданную Русской Зарубежной Церковью, и продавал в ее в Чувашии по завышенной цене. Перевод и издание чувашских духовных книг в республике, по мнению о. Иванчина, могло повредить бизнесу Кольцова [22].

В марте 1991 г. протоиерей Иоанн Иванчин обратился с письмом к патриарху Алексию II и членам Священного синода РПЦ, в котором впервые было артикулировано желание иметь автокефальную церковь. В письме о. Иоанн опять резко критиковал национальную политику епархии, и, уже РПЦ в целом: «Ваше святейшество! С полной ответственностью можно заявить: национальная политика РПЦ не безупречна. … За все время христианства среди чувашей не было ни одного епископа чувашской национальности на чувашской кафедре, но беда не в том, что епископ не чуваш, а в том, что никто из них не знал языка своих пасомых. Сказалось это на чувашах? Про период до революции можно сказать, что сказалось в худшую сторону. В советский период этот феномен имеет, мягко говоря, объяснимые причины, но отнюдь не оправдательные.

Но то, что продолжается такая несправедливость в настоящее время не имеет не то что оправдания, но никакого объяснения.

Национальная политика в Чебоксарско-Чувашской Епархии была предметом многократных моих бесед с Архиепископом Варнавой, который управляет епархией с 1976 г.

Но объясните, пожалуйста, действие чувашского архиерея, запретившего отслужить панихиду Просветителям (Н.И. Ильминскому, И.Я. Яковлеву) на юбилее 1000-летия Крещения Руси. Ведь мы, чуваши, православные именно через них. Кстати, с 1978 г., когда исполнилось 130-летие со дня рождения И.Я. Яковлева, я пытаюсь ввести в чувашских приходах какой-нибудь знак памяти о нем (панихиды, проповеди), но видел только явное сопротивление и нарекания.

С 1989 г. чувашская интеллигенция ставит вопрос поддержки Епархией перевода для них Библии».

О. Иванчин дает меткую характеристику личности архиерея: «Я могу привести множество примеров из действий Архиепископа Варнавы неблагоприятных для христианства среди чувашей именно в свете национальности, в свете родного языка, но думаю, это у него не столько от чувашефобизма, сколько от общеобразовательного уровня. Он будет таким же и среди верующих марийцев, и удмуртов и других «незубастых» народов». «Я не нахожу оправданий его епископства» - добавляет о. Иоанн.

Заканчивая письмо, Иванчин ставит вопросы, которые выглядели как ультиматум: «как поступить, благословите:

1. Просить, объявлять, добиваться Чувашской Православной Церкви, по примеру УПЦ, БПЦ (чувашей 2 миллиона с лишним)?

2. Ждать епископа-чуваша, или хотя бы стремящегося знать язык чувашей (например, архимандрита Гурия (Кузьмина) с. Ополье Ленинградской епархии. Он жил среди чувашей, рос у священника-чуваша)?

3. Или просить официально, без обид, уволить меня за штат, поскольку служить под управлением Архиепископа Варнавы не считаю для себя возможным?

Думаю, третий вариант более подходящий, но вопрос этим не решиться, и если мы не даем людям духовного хлеба, по причине от нас зависящей, то как мы оправдимся» [23]?

В апреле 1991 г. с письмом к патриарху обратился и Михаил Юхма: «Ведущая чувашская интеллигенция сейчас как бы на распутье. за годы советской власти, особенно за последнее время наша национальная культура, наше чувашское бытие, наш родной, горячо любимый чувашский язык оказались под угрозой полного исчезновения. Сделав обзор и анализ общественного положения, жизни родного народа, мы убедились, что хранителями национальной культуры, родного языка, чувашского лица народа в эти труднейшие и трагические годы были чувашские общины, живущие под влиянием древнечувашской религии, гонимые общины чуваш-протестантов (баптистов) и чувашские общины чуваш-мусульман. А православная религия, особенно за годы управления Чувашско-Чебоксарской епархией архиепископом Варнавой (с 1976) стала гонителем чувашской национальной культуры, чувашского языка и чувашского лица. … Задумавшись о судьбе родного народа, желая помочь ему, понимая значение Библии, ЧОКЦ решил продолжить дело И.Я. Яковлева и его Переводческой Комиссии. И первым, к кому мы пошли с этими мыслями и думами, были Варнава и наши православные священники. Мы пришли к ним на собрание. И первую неприязнь, какую-то непонятную нам дикую нелюбовь к чувашскому народу, к чувашской интеллигенции со стороны Варнавы увидели тогда. Правда, слово он нам дал, но, предоставляя слово, махнул рукой и ушел, мол, говорите что хотите, мне это не интересно. Все священники, хоть и удивились тогда поступку Варнавы, нас поддержали. И мы создали вместе с ними Чувашскую Библейскую Комиссию, как правопреемницу Яковлевской Переводческой Комиссии. Но сразу же после этого Варнава в буквальном смысле стал бороться против нашей работы над переводом Библии на чувашский язык, объявляя нас то язычниками, то националистами. ….

Я уже писал, что чуваш два миллиона. Почти такие же по численности народы, такие как грузины, армяне, и другие имеют свою хритианскую церковь, и верующие в любое время могут обратиться к своим первосвященникам на своем языке. И священники помогают людям, а не отталкивают, помогают сохранять народ, возрождать культуру, помогают национальным движениям. А наш епископ Варнава, глава Чебоксарско-Чувашской епархии, не только не помог в работе над переводом Библии, наоборот, стал бороться против нас, распуская клеветнические измышления. Я несколько раз пытался с ним встретиться или поговорить по телефону, придти к согласию, сесть за круглый стол, но все это было напрасно, со стороны Варнавы и его приближенных понимания нашей боли, нашего страдания, нашего желания найти общий язык мы не могли». Юхма прямо ставит перед патриархом вопрос создания чувашской национальной церкви: «Учитывая создавшееся положение, мы хотим добиваться создания Чувашской Православной Христианской церкви, во главе которой должен стоять честный, умный, любящий своих прихожан священнослужитель, знающий в обязательном порядке два языка: чувашский и русский. Чуваши двухмиллионный народ, и мы думаем, заслуживают и этого» [24]. Таким образом, в составе ЧОКЦ появляется Общество организации Чувашской Православной церкви. В печатном органе ЧОКЦ в 1991 г. печатается подборка материалов и статей посвященная этому вопросу. Некто М. Семенов в статье «Чувашской православной церкви быть» пишет: «Чувашия суверенное государство. Но у верующих чувашей ничего чувашского нет. «Вы принадлежите Русской Православной Церкви, молитесь по-русски, и Библию читайте по-русски». Это говорит нам откуда-то присланный, и ничего не понимающий по-чувашски архиепископ Варнава». Семенов апеллирует к опыту других народов: «Армяне верой Христа живут, только у них своя вера, первосвященник свой – католикос. У грузин тоже свое христианство, и у них первосвященник – патриарх…. И мы, чуваши, должны создать свое христианство. Пусть и у нас будет свой первосвященник. Чтобы весь народ его любил, надеялся, чтобы, когда тяжело он мог помочь народу, чтобы люди могли, преклонив перед ним колени, спасти душу чувашскую. А как мы его будем звать, патриарх или великий отец, или совсем другими словами, Бог Сам скажет нужное слово». Семенов рисует блестящую перспективу Чувашской церкви: «Пусть будет свой чувашский монастырь. … В чувашских монастырях печатались бы Библии и молитвы. Чувашские монастыри спасали бы нас перед Богом. … И появились бы у нас свои святые. Среди них достойное место заняли бы И.Я. Яковлев и К.В. Иванов и другие достойные чувашские люди. Когда будет создана Чувашская православная церковь, мы могли бы открыть духовную семинарию. …. Нам надо бороться за Чувашскую православную церковь» [25].

Обеспокоенное таким поворотом событий руководство Чувашской епархии, постаралось дискредитировать движение, связав его в массовом сознании с попытками возрождения чувашского язычества, тем более что национальные деятели сами давали для этого повод. Собственно, для многих представителей чувашского национального движения, воспитанных на причудливой советской смеси интернациональной партийности и национализма было все равно, что станет стержнем национальной идентичности – христианство или язычество. В республиканской прессе появляется значительное количество публикаций, призывающих к возрождению старой чувашской веры, возникает идея создания этнопарка в Чебоксарах, в котором совершались бы языческие моления. Все это способствовало падению популярности среди духовенства идеи независимой Чувашской церкви.

В 1992 г. на заседании Чувашского национального конгресса, настоятель Свято-Владимирской церкви, протоиерей Илия Карлинов, уважаемый чувашский священник, резко высказался против создания Чувашской церкви. По его мнению «Чувашская церковь никак не может быть самостоятельной без благословения вышестоящей, в данном случае русской православной. Надо иметь не менее трех архиереев, а у нас только один» [26]. Понимающие такие вопросы писатели Станъял и Юхма – по его словам – сторонники возрождения чувашской языческой религии. Выступление о. Ильи участники Конгресса захлопали, не дав ему договорить. Следует отметить, что о. Илья рассматривает вопрос создания Чувашской церкви не эмоционально, а в чисто практической плоскости, замечает техническую трудность такого проекта, но не говорит о принципиальной невозможности чувашской автокефалии. О. Илья участвовал и в теледебатах по религиозному вопросу в Чувашии.

Возражая о. Илье врач П. Львов писал «Почему в Чувашии, где большинство из прихожан чуваши, нельзя иметь церкви, где бы молились за наши грешные души на нашем, понятном нам и нашему Богу языку? Почему для этого мы должны брать благословение у Москвы и опять у нашего старшего русского брата? Сами Вы бессильны или просто не хотите? Бог один, но пока о нем не заговорят на моем языке, проповеди будут непонятны. Так думаю не один я. Вот почему наши чувашские писатели Станъял и Юхма выступают за возрождение чувашской религии, хоть бы и языческой» [27].

В 1992 г. Чувашская епархия выступает против проведения выборов первого президента Чувашской Республики, инициированных Чувашским национальным конгрессом: «В то время, когда многие граждане республики нищенствуют, когда правительство не может изыскать средств на строительство домов для престарелых и инвалидов, социальной защиты неимущих и нуждающихся граждан, преступно тратить десятки и даже сотни миллионов рублей на проведение выборов и содержание аппарата Президента.

Пример других регионов убеждает нас в том, что после избрания Президента «изобилия» не наступает, а наоборот, с особой силой возрастают политическая напряженность и межнациональные конфликты. Мы считаем, что в настоящее трудное время проведение выборов нецелесообразно.

В переживаемый нами период особенно явственно грозят чувашскому народу стремления определенной группы возродить существовавшее до начала XVIII века язычество. Пагубно для души человеческой возрождение поклонения идолам и другим тварям. Это самое главное. Возрождение язычества приведет к нагнетанию напряженности и увеличению физического противостояния. Опыт и пример других регионов наглядно убеждают, а пионеры язычества уже открыто заявляют, что могут возникнуть кровавые бойни на религиозной почве» [28].

На это обращение откликнулся профессор М. Федотов, который прекрасно понял его подоплеку: «Полемизировать с церквократами – дело не из приятных. Однако перед Богом скажу: вы совсем не знаете или плохо знаете чувашский народ в исторических перипетиях, следовательно, его историю, его язык, его чаяния. Вот недавно на Чувашском национальном конгрессе в президиум с честью был приглашен один священнослужитель, он с первых же слов вступил в конфликт с аудиторией. Почему так произошло? Да потому, что в зале сидели не мужики XVII – XVIII или даже XIX века, а современные чуваши, подавляющее большинство которых имеет высшее светское образование. Это значит, что для них нужен лектор высшего уровня и говорить надо с ними не на языке «сам не знаю каком». К слову сказать, Чувашская Церковь должна вести службу на чувашском языке, если она призывает «храните себя от требъ идол». Ругать язычников проще простого, а вот распространять Слово Божие в гуще чувашского народа – всем недосуг или просто в церковном Управлении нет желания издавать популярную религиозную газету на чувашском языке» [29].

В республиканской прессе появляется ряд публикаций, направленных против язычества. В этих публикациях в числе инициаторов возрождения старой чувашской религии называется и М. Юхма. Так, в открытом письме 362-х прихожан Свято-Троицкого мужского монастыря г. Чебоксар, нет ни слова о Чувашской церкви, зато говорится, что «наиболее усердно зовут к язычеству ученые и писатели А.П. Хузангай, В.П. Станъял, М.Н. Юхма….. Они неоднократно выступали и продолжают выступать по республиканскому радио и телевидению с призывами бросить «ненавистное истинному чувашскому народу» христианство, перейти обратно в язычество» [30].

В целом, следует сказать, что выбранная руководством епархии тактика привела к успеху. К середине 1990-х гг. полемика по поводу национальной церкви постепенно сходит на нет и совершенно прекращается к началу визита в Чувашию патриарха всея Руси Алексия II в 1996 г. В немалой степени этому способствовала и поддержка президента Чувашской Республики Н.В. Федорова, важной задачей для которого в начале его президентской карьеры было взять под контроль национальное движение. Пользуясь поддержкой власти архиепископ (ныне митрополит) Варнава получил возможность просто игнорировать сторонников автокефалии.

С другой стороны, полемика по поводу чувашской автокефалии заставила епархиальное управление скорректировать национальную политику, прежде всего в области просвещения. Епархиальное руководство стало активнее включаться в работу по переводу Библии на чувашский язык и изданию чувашской церковной литературы. В новопостроенной церкви Новомученников и Исповедников Российских в Чебоксарах даже была написана икона всех чувашских святых, во главе с мучеником Авраамием Болгарским. Вдохновителем написания такой иконы выступил настоятель церкви, протоиерей Григорий Медведев. В Чебоксарском духовном училище чувашский язык – в числе обязательных предметов. Инициатор создания Чувашской православной церкви о. Иоанн Иванчин к концу 1990-х гг. отошел от активной общественной деятельности.
Если говорить о возможных перспективах Чувашской национальной церкви в начале 1990-х гг. то в условиях слабости светской власти и при грамотном подходе к делу это начинание могло бы иметь определенный успех, по крайней мере, в качестве декларации о будущих намерениях. На мой взгляд, достаточно перспективным был подход не чувашских национальных деятелей, которые проявили слишком большую эмоциональность, при отсутствии знания церковной истории и технологии получения канонической самостоятельности, а направление, намеченное татарским правозащитником Валиахмедом Тимохиным, который сразу обозначил преемственность своей церковной идеи с принятием христианства ханом Кубратом. В этом случае, вопрос о чувашской церковной самостоятельности мог быть поставлен не перед Москвой, а перед Константинополем. Но главным препятствием на пути чувашской автокефалии стало, прежде всего, отсутствие массовой базы в среде верующих. Национальное церковное движение не сумело выйти за узкие рамки национальной интеллигенции, тогда как основная масса православных верующих, как русских, так и чувашей, в начале 1990-х гг. была представлена социальными маргиналами, далекими от подобных запросов.


Примечания



  1. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России … – С. 954.

  2. ГИА ЧР, Ф. 1857, Оп. 1, Д. 1, Л. 2 – 3.

  3. Там же, Л. 105.

  4. Там же, Оп. 4, Д. 33, Л. 1 – 1 об.

  5. Карлинов И. Н. Введенский кафедральный собор в Чебоксарах // Журнал Московской Патриархии. – 1971. - № 1. Интернет-версия - http://www.sobor-vvedenie.ru/sobor/istoriya_hrama/

  6. ГИА ЧР, Ф. 1857, Оп. 4, Д.193, Л. 6.

  7. Там же, Л. 8.

  8. Валиахмед Хайдарович Тимохин – Татарский (Христианский) Ортодокс – http://www.mtss.ru/forum/viewtopic.php?t=1572&view=previous

  9. Протоиерей Иоанн <Иванчин>. Открытое письмо Архиепископу Чебоксарскому и Чувашскому Варнаве. // Вучах. – 1991. – 2 декабря.

  10. Абайдаров А. Библи кӑларас йытупа. // Вучах. – 1991. – 18 марта.

  11. Протоиерей Иоанн <Иванчин>. Слышать и понимать. // Советская Чувашия. – 1990. – 23 октября; Смагина Л. Сотвори человека в себе <интервью с протоиереем И. Карлиновым>.// Советская Чувашия. – 1993. – 20 февраля.

  12. Смагина Л. Сотвори человека в себе <интервью с протоиереем И. Карлиновым>. // Советская Чувашия. – 1993. – 20 февраля.

  13. Акт учредительного собрания Чувашской Библейской комиссии.// Журнал Московской Патриархии. – 1991. - № 6. – С. 77.

  14. Продолжая дело И.Я. Яковлева. К выходу в свет Библии на чувашском языке. - http://www.eparh-chb.ru/documentation/developments/?id=3

  15. Протоиерей Иоанн <Иванчин>. Слышать и понимать. // Советская Чувашия. – 1990. – 23 октября.

  16. Там же.

  17. Там же.

  18. Аполлинарий Павлов, протоиерей. Библия – не художественное произведение. // Советская Чувашия. – 1990. – 27 октября.

  19. ГИА ЧР, Ф. 1857, Оп. 4, Д. 153, Л. 43 – 44.

  20. Там же, Д. 195, Л. 70.

  21. Протоиерей Иоанн <Иванчин>. Открытое письмо Архиепископу Чебоксарскому и Чувашскому Варнаве. // Вучах. – 1991. – 2 декабря.

  22. Там же.

  23. Протоиерей Иоанн <Иванчин>. Святейшему Патриарху всея Руси Алексию II и членам Священного Синода РПЦ.// Вучах. – 1991. – 2 декабря.

  24. Юхма М.Н. Святейшему Патриарху всея Руси Алексию II.// Вучах. – 1991. – 2 декабря.

  25. Семенов М. Чӑваш православи чиркӗвӗ пулатех!... // Вучах. – 1991. – 2 декабря.

  26. Смагина Л. Сотвори человека в себе <интервью с протоиереем И. Карлиновым>. // Советская Чувашия. – 1993. – 20 февраля.

  27. Львов П. Почему верующие не слышат священника.// Советская Чувашия. – 1993. – 11 марта.

  28. К чадам православной церкви и жителям Республики. Обращение управляющего Чебоксарско-Чувашской епархией архиепископа Варнавы и представителей духовенства Республики.// Советская Чувашия. – 1992. – 9 декабря.

  29. Федотов М. Зачем пастырям политика. // Советская Чувашия. – 1992. – 16 декабря.

  30. Нет ни «Еллина ни Иудея» - перед богом все равны.// Советская Чувашия. – 1995. – 22 августа.


1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Страницы истории православия в Чувашии в XX веке iconМетодические рекомендации по применению кейс-технологии на уроках...
Никифорова Ирина Николаевна, преподаватель истории и обществознания, ау чр нпо «пу №14г. Новочебоксарск» Минобразования Чувашии

Страницы истории православия в Чувашии в XX веке iconУчебно-методический комплекс по истории и культуре чувашии перечень...
Происхождение чувашского народа. Гипотезы и теории. Основные этапы этнической истории чувашского народа

Страницы истории православия в Чувашии в XX веке iconДимитриев В. Д."Мирное присоединение Чувашии к Российскому государству"
Н. Баженов даже писал, что Горная сторона Казанского ханства (в основном Чувашия) была присоединена к Русскому государству добровольно...

Страницы истории православия в Чувашии в XX веке iconCвято един Православия Храм. Прежде святого пребудет святое. «Вита»
Православия Храм. Прежде святого пребудет святое. «Вита»1 ниспослана. Правду листам даровал Бог. Сокровенность о Слове. Таинства...

Страницы истории православия в Чувашии в XX веке iconКонкурс «Россия-родина моя»- видеоролик «Страницы истории моей улицы»

Страницы истории православия в Чувашии в XX веке iconОтчет о курсе лабораторных работ по дисциплине «Базы данных»
Отчет по истории изменений страницы. Функция просмотра разницы двух произвольных ревизий. 22

Страницы истории православия в Чувашии в XX веке iconСтраницы жизни
Х92 Страницы жизни. Свет в конце тоннеля. Ю. К. Худенский (Штейн). Под редакцией Н. Ю. Алексеевой. Екатеринбург, 2011. 196 с

Страницы истории православия в Чувашии в XX веке iconМакс Гендель – Эзотерические принципы здоровья и целительства
При ссылках на определенные страницы имеются в виду страницы английского оригинала. Нумерация страниц в указателе соответствует английскому...

Страницы истории православия в Чувашии в XX веке iconУрок 50 30) 6 б класс «Решение уравнений и задач на составление уравнений»
Оценка представленной участником своей интернет-страницы (своей страницы на сайте оу)

Страницы истории православия в Чувашии в XX веке iconКнига Витторио Мессори «Черные страницы истории Церкви»
Церковь. Его задача — устанавливать факты в их первичной истинности и дать возможность понять их историческое развитие, так что читатель...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
exam-ans.ru
<..на главную