Европейская комиссия по правам человека жалоба No. 25781/94 кипр против турции доклад комиссии




НазваниеЕвропейская комиссия по правам человека жалоба No. 25781/94 кипр против турции доклад комиссии
страница1/22
Дата публикации12.06.2013
Размер4.07 Mb.
ТипДоклад
exam-ans.ru > Право > Доклад
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
ЕВРОПЕЙСКАЯ КОМИССИЯ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Жалоба No.25781/94

КИПР

против

ТУРЦИИ

ДОКЛАД КОМИССИИ

(утвержден 4 июня 1999 г.)
СОДЕРЖАНИЕ
Страница
ВВЕДЕНИЕ

(пп. 1-67) 1
A. ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

(пп.1-17) 1
1) Предшествующие межгосударственные жалобы

(пп.2-12) 1
2) Индивидуальные жалобы

(пп. 13-17) 3
B. СОДЕРЖАНИЕ НАСТОЯЩЕЙ ЖАЛОБЫ

(пп. 18-19) 4

C. ПРОИЗВОДСТВО В КОМИССИИ

(пп.20-63) 4

1) Производство по вопросу приемлемости

(пп. 21-25) 4
2) Производство по существу жалобы

(пп.26-63) 6
a) ^ Первоначальный отказ властей государства-ответчика

от участия в производстве по существу дела (пп.26-32) 6
b) Получение доказательств в Страсбурге (пп.33-47) 8
c) Получение доказательств на Кипре (пп. 48-52) 12
d) ^ Получение доказательств в Лондоне (пп. 53-55) 13
e) Дополнительные письменные замечания (пп. 56-57) 13
f) Прения по существу дела, и последующие замечания

сторон (пп. 58-62) 14
g) Попытки заключения мирового соглашения (п. 63) 15
^ D. НАСТОЯЩИЙ ДОКЛАД

(пп. 64-67) 15
СОДЕРЖАНИЕ

Страница

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ – ОБЩИЕ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

(пп. 68-146) 16
Глава 1 - Locus standi1 властей государства-заявителя (пп. 68-73) 16

Заключение (п. 73) 17
Глава 2 – Правовой интерес властей государства-заявителя (пп.74-87) 17

Заключение ( п. 87) 20
Глава 3 – Ответственность Турции в рамках Конвенции (пп. 88-103) 21

Заключение (п. 103) 25
Глава 4 – Внутригосударственные средства правовой защиты (пп. 104-128) 25

Заключение (п. 128) 32
Глава 5 – Соблюдение шестимесячного срока (пп. 129-131) 32

Заключение (п. 131) 32
Глава 6 – Оценка доказательств (пп. 132-146) 33

^ ЧАСТЬ ВТОРАЯ - ОТДЕЛЬНЫЕ ЖАЛОБЫ

(пп. 147-596) 38
Глава 1 – Пропавшие греки-киприоты (пп. 147-237) 38
A. Жалобы (пп. 147-151) 38
B. Замечания сторон (пп. 152-170) 39
1) Власти государства-заявителя (пп. 152-163) 39
2) Власти государства-ответчика (пп. 164-170) 43
C. Факты, установленные комиссией (пп. 171-191) 45
D. ^ Мнение Комиссии (пп. 192-237) 50
1) В отношении предположительных нарушений прав

пропавших лиц (пп. 192-225) 50
a) Статья 4 Конвенции (пп. 192-196) 50

Заключение (п. 196) 50
b) Статья 5 Конвенции (пп. 197-213) 50

Заключения (пп. 212-213) 53

c) Жалобы в рамках ст.ст. 2, 3, 6, 8, 13, 14 и 17 Конвенции

(пп. 214-225) 53
i) ^ Право Комиссии на рассмотрение указанных жалоб (пп.214-218) 53

ii) Рассмотрение в рамках ст. 2 Конвенции (пп. 219-225) 54

Заключение (п. 225) 56
2) В отношении предполагаемого нарушения прав родственников пропавших лиц

(пп. 226-237) 56

Заключения (пп. 236-237) 58

Глава 2 – Жилье и имущество перемещенных лиц (пп. 238-337) 58
A. Жалобы (п. 238) 58
B. Статья 8 Конвенции (пп. 239-273) 59
1) Замечания сторон (пп. 239-254) 59
a) Власти государства-заявителя (пп. 239-245) 59

b) Власти государства-ответчика (пп. 246-254) 61
2) ^ Факты, установленные Комиссией (пп. 255-260) 63
3) Выводы Комиссии (пп. 261-273) 65

Заключения (пп. 272-273) 67
C. Статья 1 Протокола № 1 к Конвенции (пп. 274-322) 68
1) Замечания сторон (пп. 274-301) 68
a) Власти государства-заявителя (пп. 274-287) 68

b) Власти государства-ответчика (пп. 288-301) 71
2) Факты, установленные Комиссией (пп. 302-309) 75
3) ^ Выводы Комиссии (пп. 310-322) 77

Заключение (п. 322) 80
D. Статья 13 Конвенции (пп. 323-328) 80

Заключение (п. 328) 81
E. Статья 14 Конвенции (пп. 329-337) 81

Заключения (пп. 336-337) 82
Глава 3 – Условия проживания греков-киприотов на севере Кипра

(пп.338-507) 83
A. Жалобы (пп. 338-340) 83
B. Замечания сторон (пп. 341-379) 84
1) Власти государства-заявителя (пп. 341-363) 84
2) Власти государства-ответчика (пп. 364-379) 89
C. Факты, установленные Комиссией (пп. 380-429) 92
1) ^ Письменные доказательства (пп. 380-390) 92
2) Расследование Комиссии (пп. 391-409) 95
a) Свидетели (пп. 391-405) 95

b) Выезды на место (пп. 406-409) 107
3) Оценка доказательств (пп. 410-429) 109
D. Заключение Комиссии (пп. 430-507) 115
1) ^ Отдельное рассмотрение конкретных жалоб (пп. 432-479) 116
a) Статья 2 Конвенции (пп. 432-435) 116

Заключение (п. 435) 116
b) Статья 5 Конвенции (пп. 436-438) 116

Заключение (п. 438) 117
c) Статья 6 Конвенции (пп. 439-448) 117

Заключение (п. 448) 119
d) Статья 9 Конвенции (пп. 449-454) 119

Заключение (п. 454) 120
e) Статья 10 Конвенции (пп. 455-460) 120

Заключение (п. 460) 122
f) Статья 11 Конвенции (пп. 461-466) 122

Заключение (п. 466) 124
g) Статья 1 Протокола № 1 к Конвенции (пп. 467-473) 124

Заключение (пп. 472-473) 125
h) Статья 2 Протокола № 1 к Конвенции (пп. 474-479) 126

Заключение (п. 479) 127
2) Общее изучение условий жизни греков-киприотов

на севере Кипра (пп. 480-507) 127
a) Статья 8 Конвенции (пп. 480-491) 127

Заключения (пп. 490-491) 130
b) Статья 3 Конвенции (пп. 492-499) 130

Заключение (п. 499) 132
c) Статья 14 Конвенции (пп. 500-502) 132

Заключение (п. 502) 132
d) Статья 13 Конвенции (пп. 503-507) 132

Заключения (пп. 506-507) 133
Глава 4 – Право перемещенных греков-киприотов на свободные выборы

(пп. 508-515) 133
A. Жалобы и замечания сторон (пп. 508-510) 133
B. Мнение Комиссии (пп. 511-515) 134

Заключение (п. 515) 134
Глава 5 – Жалобы, связанные с турками-киприотами (пп. 516-596) 135
A. Жалобы (п. 516-520) 135
B. Замечания сторон (пп. 521-538) 137
1) Власти государства-заявителя (пп. 521-531) 137
2) Власти государства-ответчика (пп. 532-538) 140
C. Факты, установленные Комиссией (пп. 539-568) 142
1) ^ Письменные доказательства (пп. 539-541) 142
2) Расследование Комиссии (пп. 542-555) 142
3) Оценка доказательств (пп. 556-568) 153
D. Мнение Комиссии (пп. 569-596) 156
1) Пределы рассмотрения вопросов Комиссией (пп. 569-571) 156
2) Жалобы в отношении политических оппонентов (пп. 572-574) 156

Заключение (п. 574) 157
3) Жалобы, связанные с цыганской общиной турков-киприотов (пп. 575-577) 157

Заключение (п. 577) 158
4) Прочие жалобы (пп. 578-596) 158
a) Статья 6 Конвенции (пп. 578-581) 158

Заключение (п. 581) 158
b) Статья 10 Конвенции (пп. 582-585) 159

Заключение (п. 585) 159
c) Статья 11 Конвенции (пп. 586-589) 159

Заключение (п. 589) 160
d) Статья 1 Протокола № 1 к Конвенции (пп. 590-593) 160

Заключение (п. 593) 161
e) Статья 13 Конвенции (пп. 594-596) 161

Заключение (п. 596) 161
^ ОБОБЩЕНИЕ ЗАКЛЮЧЕНИЙ

(пп. 597-636) 162
A. Общие и предварительные вопросы (пп. 597-601) 162
B. Пропавшие греки-киприоты (пп. 602-607) 162
C. Жилье и имущество перемещенных лиц (пп. 608-613) 163
D. ^ Условия проживания греков-киприотов на севере Кипра (пп. 614-628) 163
E. Право перемещенных греков-киприотов на свободные выборы (п. 629) 165
F. Жалобы, связанные с турками-киприотами (пп. 630-636) 165
^ ЧАСТИЧНО ОСОБОЕ МНЕНИЕ Г-НА С. ТРЕЧСЕЛА 166
ЧАСТИЧНО ОСОБОЕ МНЕНИЕ Г-НА Э. БУСУТТИЛА 167
ЧАСТИЧНО ОСОБОЕ МНЕНИЕ Г-НА К.Л. РОЗАКИСА 168
ЧАСТИЧНО ОСОБОЕ МНЕНИЕ Г-ЖИ ДЖ. ЛИДДИ,

ПОДДЕРЖАННОЕ Г-НОМ С. ТРЕЧСЕЛОМ, Г-ЖОЙ Г.Х. ТЮН, Г-ДАМИ К.Л. РОЗАКИСОМ, Д. ШВАБИ, Г. РЕССОМ и A. ПЕРЕНИЧЕМ 172
^ ЧАСТИЧНО ОСОБОЕ МНЕНИЕ Г-НА И. КАБРАЛА БАРРЕТО 173
ПРИЛОЖЕНИЕ I : РЕШЕНИЕ КОМИССИИ О ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ 174
ПРИЛОЖЕНИЕ II: ПРЕДСТАВИТЕЛИ СТОРОН 208
A. СПИСОК ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ СТОРОН С УКАЗАНИЕМ

^ ИХ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ 208
B. ПРИСУТСТВИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ СТОРОН НА

ЗАСЕДАНИЯХ КОМИССИЙ, А ТАКЖЕ ПРИ РАБОТЕ

ДЕЛЕГАТОВ 209
ПРИЛОЖЕНИЕ III: МЕРЫ, ПРИМЕНЯЕМЫЕ ВЛАСТЯМИ ТУРКОВ-КИПРИОТОВ

^ В ОТНОШЕНИИ ГРЕКОВ-КИПРИОТОВ И МАРОНИТОВ,

ПРОЖИВАЮЩИХ В СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ КИПРА.

(ДОКУМЕНТ S/1995/1020, Прил. IV, 30 ноября 1995) 212
ПРИЛОЖЕНИЕ IV: ДОКЛАД МИРОТВОРЧЕСКИХ СИЛ ООН НА КИПРЕ

^ О ГУМАНИТАРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, ПРЕДЛОЖЕНИЯ

ПО КОМПЕНСИРУЮЩИМ ДЕЙСТВИЯМ

(ДОКУМЕНТ S/1995/1020, пп. 24-25, 10 декабря 1995) 214
ПРИЛОЖЕНИЕ V: «РЕШЕНИЕ СОВЕТА МИНИСТРОВ ТРСК № E-195-98»

11 февраля 1998 216
^ ПРИЛОЖЕНИЕ VI: “РЕШЕНИЕ СОВЕТА МИНИСТРОВ ТРСК № E-645-98”

15 апреля 1998 218
I. ВВЕДЕНИЕ
A. ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
1.  В настоящем Докладе рассматривается четвертая жалоба (№ 25781/94), поданная Кипром против Турции в рамках прежней редакции ст. 24 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. 2
1) ^ Предшествующие межгосударственные жалобы
2.  Комиссия напоминает, что ранее уже рассматривала три предшествующих жалобы Кипра против Турции, поданных в рамках прежней редакции ст. 24 Конвенции, при этом все они были связаны с последствиями военных операций Турции в северной части Кипра в июле и августе 1974 г.
3.  В своей первой жалобе, поданной 19 сентября 1974 г. (№ 6780/74), государство-заявитель утверждало, что 20 июля 1974 г. Турция вторглась на территорию Кипра, к 30 июля – оккупировала существенную территорию на севере острова, и к 14 августа 1974 г. расширила зону своей оккупации примерно до 40% общей территории Республики Кипр. Государство-заявитель утверждало о наличии нарушений статей 1, 2, 3, 4, 5, 6, 8, 13 и 17 Конвенции, ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции, и ст. 14 Конвенции в сочетании с вышеуказанными статьями.
4.  В своей второй жалобе, поданной 21 марта 1975 г. (№ 6960/75), государство-заявитель утверждало, что действиями, не связанными с проведением каких-либо военных операций, Турция, с момента подачи первой жалобы, совершила, и продолжала совершать, дополнительные нарушения вышеуказанных статей Конвенции на оккупированной территории.
5.  Комиссия соединила обе вышеуказанные жалобы, и, после получения письменных и устных замечаний обеих сторон, 26 мая 1975 г. признала обе жалобы приемлемыми (см. Д.К. 2 стр. 125 и далее). После этого государство-ответчик отказалось принимать участие в производстве Комиссии по существу дела, в частности – отказалось участвовать в расследовании, проведенном на Кипре Делегацией Комиссии. Несмотря на отказ от участия в производстве по делу, государство-ответчик было проинформировано обо всех процессуальных действиях, и ему была предоставлена возможность на них отреагировать, при том, что никакой реакции на указанные действия не последовало.
6.  В своем докладе от 10 июля 1976 г. (далее именуемом «Доклад 1976 г.») Комиссия признала, что, несмотря на неучастие государства-ответчика в производстве по существу дела, Комиссии было необходимо выполнить свои обязанности, предусмотренные ст. 28 и ст. 31 Конвенции в ранее действовавшей редакции. Соответственно, Комиссия установила фактические обстоятельства на основании имевшихся в ее распоряжении материалов, и пришла к выводу о том, что Турция нарушила ст.ст. 2, 3, 5, 8, 13 и 14 Конвенции, а также ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции (см. стр. 163-167 Доклада 1976 г.).
7.  Комитет Министров Совета Европы 20 января 1979 г. принял в отношении двух вышеуказанных жалоб Резолюцию DH (79) 1. В Резолюции содержалась ссылка на решение Комитета Министров от 21 октября 1977 г., в котором Комитет Министров
- отметил Доклад Комиссии, а также Меморандум властей Турции, и признал, что в ходе произошедших на Кипре событий были допущены нарушения Конвенции,

- признал необходимость принятия мер для прекращения указанных нарушений, каковые могут иметь место в будущем, а также – для предотвращения их повторного возникновения,
- кроме того, соответственно, призвал стороны к продолжению взаимных переговоров между двумя общинами.
С сожалением отмечая, что вышеуказанная рекомендация заинтересованными сторонами принята не была, Комитет Министров выразил убежденность в том, «что долгосрочная защита прав человека на Кипре может быть установлена только путем восстановления мира и доверия между двумя сообществами; при этом взаимные переговоры между двумя общинами явились бы правильным основанием для выработки решения спорной ситуации», а также принял решение о том, чтобы «настойчиво рекомендовать сторонам продолжить переговоры под патронажем Генерального секретаря ООН в целях выработки взаимно приемлемых решений по всем аспектам спорных вопросов». Кроме того, Комитет Министров отметил, что «считает указанное решение как завершение своего рассмотрения дела по жалобе Кипра против Турции».
8.  Тем временем, власти государства-заявителя 6 сентября 1977 г. подали третью жалобу (№ 8007/77), в которой они утверждали, что Турция продолжает допускать нарушения ст.ст. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 8, 13 и 17 Конвенции, а также ст.ст. 1 и 2 Протокола № 1 к Конвенции, и ст. 14 Конвенции в сочетании с вышеуказанными статьями Конвенции, в период после окончания Комиссией расследования по предшествующему делу. Получив от обеих сторон письменные и устные замечания, Комиссия 10 июля 1978 г. признала указанную жалобу приемлемой (см. Д.К. 13, стр. 85 и далее).
9.  На этапе рассмотрения дела по существу власти государства-ответчика вновь отказались принимать участие в производстве Комиссии по делу. В принятом 12 июля 1980 г. промежуточном докладе Комиссия сообщила Комитету Министров о состоянии производства по делу, и просила призвать Турцию к исполнению ее обязательств в рамках Конвенции, а также, соответственно – принять участие в рассмотрении дела Комиссией. В решении, принятом Заместителями Министров в ходе их 326 заседания (с 24 ноября по 4 декабря 1980 г.), Комитет Министров напомнил об «обязательствах, возложенных ст. 28 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод [в прежней редакции] на все государства-участники».
10.  Однако, даже после указанного решения власти государства-ответчика утверждали, что не располагают возможностью участвовать в рассмотрении Комиссией дела по существу. При таких обстоятельствах Комиссия через своих Делегатов заслушала показания свидетелей по одному из вопросов дела (исчезновения людей) в отсутствие обоих сторон. На слушании дела Комиссией присутствовали и представили свои письменные замечания только власти государства-заявителя.
11.  В своем докладе от 4 октября 1983 г. в отношении жалобы № 8007/77 (Д.К. 72, стр. 5 и далее, в настоящем документе – «Доклад 1983 г.») Комиссия пришла к заключению о том, что Турция нарушила ст.ст. 5 и 8 Конвенции, а также ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции. Комиссия подтвердила предшествующие выводы в отношении отсутствия средств правовой защиты, а также дискриминации, однако, в отсутствие достаточных доказательств в отношении положения турков-киприотов, к каким-либо выводам не пришла (там же, стр. 50-51).
12.  Комитет Министров Совета Европы 2 апреля 1992 г. принял Резолюцию DH (92) 12 в отношении жалобы № 8007/77. Комитет Министров решил опубликовать вышеуказанный доклад Комиссии, тем самым окончив рассмотрение дела (см. Д.К. 72, стр. 62).
2) ^ Индивидуальные жалобы
13.  После признания Турцией с 28 января 1987 г. полномочий Комиссии по приему индивидуальных жалоб в рамках ст. 25 Конвенции в прежней редакции, индивидуальные заявители неоднократно подавали против Турции жалобы в связи с ситуацией на севере Кипра.
14.  Три жалобы из числа вышеуказанных (№№ 15299, 15300 и 15318/89, «митрополит Хрисостомос, архимандрит Георгиос Папахрисостому, а также Титина Лоизиду против Турции» (Metropolitan Chrysostomos, Archimandrite Georgios Papachrysostomou and Titina Loizidou v. Turkey)) были совместно признаны приемлемыми 4 марта 1991 г. (см. Д.К. 68, стр. 216). 8 июля 1993 г. Комиссия утвердила отдельные доклады в отношении жалоб №№ 15299-15300/89 («Хрисостомос и Папахрисостому против Турции», см. Д.К. 86-А, стр. 4), и в отношении жалобы № 15318/89 («Лоизиду против Турции», см. Publications of the Court, Серия А № 310, стр. 46).
15.  Первое из вышеуказанных дел было далее рассмотрено Комитетом Министров, который 19 октября 1995 г. принял резолюцию (DH (95) 245, см. Д.К. 86-А, стр. 51), подтверждающую выводы Комиссии, а именно, что нарушений статей Конвенции, указанных заявителями (ст. 3, п.1 ст.5, ст. 8 и ст. 13), установлено не было, за исключением нарушения ст. 8 Конвенции в отношении второго заявителя. Частично мотивировка вышеуказанного доклада Комиссии была основана на том соображении, что Турция не может быть признана ответственной в рамках Конвенции за действия властей турков-киприотов на территории севера Кипра.
16.  Часть дела Лоизиду (жалобы в рамках ст. 8 Конвенции и ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции в отношении доступа к имуществу) была передана в Европейский Суд властями Республики Кипр согласно п. (b) ст. 48 Конвенции в прежней редакции, тем временем Турция 22 января 1990 г. признала обязательность юрисдикции Европейского Суда декларацией в рамках ст. 46 Конвенции в прежней редакции. Постановлением от 23 марта 1995 г. (серия А. № 310) Европейский Суд отклонил предварительные возражения властей Турции, признав, в частности, что обжалованные действия могли находиться в «юрисдикции» Турции в значении ст. 1 Конвенции, поскольку ответственность государства-участника возникает также в результате военных действий – законных или незаконных – в ходе которых государство осуществляет эффективный контроль над территорией вне пределов его государственных границ, и вне зависимости от того, осуществляется ли такой контроль напрямую, посредством вооруженных сил, или через подчиненную государству местную администрацию (см. там же, стр. 24, пп. 62 и 64). 18 декабря 1996 г. Европейский Суд принял Постановление по существу дела, признав, что ответственность за отказ в доступе к имуществу заявителя, и за последовавшую за этим утрату контроля за названным имуществом возлагается на Турцию, и является нарушением ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции, при этом нарушения ст. 8 Конвенции установлено не было (Постановление Европейского Суда по существу дела «Лоизиду против Турции» (Loizidou v. Turkey), Сборник Постановлений и Решений 1996-VI, стр. 2216). Постановление по жалобе в рамках ст. 50 Конвенции в прежней редакции по указанному делу было вынесено Европейским Судом 28 июля 1998 г. (Сборник 1998-IV, ст. 1807).
17.  Кроме того, против Турции было подано значительное количество индивидуальных жалоб в отношении различных вопросов, связанных с ситуацией на севере Кипра, указанные жалобы в настоящее время находятся на рассмотрении Комиссии или Европейского Суда.

^ B. СОДЕРЖАНИЕ НАСТОЯЩЕЙ ЖАЛОБЫ
18.  В рамках данной жалобы власти государства-заявителя утверждают, что «Турция продолжает оккупировать примерно 40% территории Республики Кипр, захваченной в результате вторжения на Кипр войск Турции 20 июля 1974 г.». Они настаивают на том, что с 4 октября 1983 г., принятия Комиссией доклада в отношении жалобы № 8007/77, Турция продолжает допускать «на оккупированной Турцией территории Кипра» нарушения ст.ст. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 8, 9, 10, 11 и 13 Конвенции, ст.ст. 1, 2, и 3 Протокола № 1 к Конвенции, а также ст.ст. 14 и 17 Конвенции в сочетании со всеми вышеперечисленными статьями.
19.  Подробности жалоб властей государства-заявителя приводятся в начале каждой главы Части II настоящего Доклада. Нарушения, о которых утверждают власти государства-заявителя, в основном касаются судьбы пропавших греков-киприотов, вмешательства в права на имущество и жилище перемещенных греков-киприотов, условий жизни греков-киприотов в анклаве в местности Карпас, утверждений о вмешательстве в избирательные права перемещенных греков-киприотов, а также ситуации с турками-киприотами на севере Кипра. Кроме того, власти государства-заявителя в рамках п. 4 ст. 32 Конвенции в прежней редакции жалуются на то, что Турция не прекратила нарушений Конвенции, установленных в Докладе Комиссии от 1976 г.

^ C. ПРОИЗВОДСТВО В КОМИССИИ
20.  Представителями сторон в ходе производства по делу в Комиссии являлись:
- г-н Алекос МАРКИДЕС, Генеральный прокурор Республики Кипр, представитель властей государства-заявителя; а также
- профессор доктор Бакир КАГЛАР, представитель властей государства-ответчика на стадии рассмотрения вопроса о приемлемости; посол Риза ТЮРМЕН, Постоянный представитель Республики Турция в Совете Европы, позднее – профессор Заим М. НЕКАТИГИЛ, представители властей государства-ответчика на стадии разрешения дела по существу.
1) ^ Производство по вопросу приемлемости
21.  Жалоба была подана 22 ноября, зарегистрирована – 24 ноября 1994 г. Подробная информация по жалобе была подана 3 марта 1995 г.
22.  Власти государства-ответчика в своих письменных замечаниях от 10 июля 1995 г. в отношении приемлемости жалобы, а также в устном выступлении на слушании дела 28 июня 1996 г. просили Комиссию признать жалобу неприемлемой по следующим основаниям:
- Турция не обладала юрисдикцией и не несла ответственности в отношении территории «Турецкой Республики Северного Кипра» («ТРСК»), на которой, как утверждается, были совершены предполагаемые действия;
- жалоба была в значительной степени аналогична предшествующим жалобам №№ 6780/74-6950/75, а также 8007/77, поданным Кипром против Турции, при этом подача властями государства-заявителя новой жалобы в отношении тех же вопросов, несмотря на предположительно обязательное и окончательное решение Комитета Министров, является злоупотреблением предусмотренной Конвенцией процедурой («collateral estoppel»3);
- в рамках ст. 62 Конвенции в прежней редакции было достигнуто специальное соглашение об урегулировании спора посредством иных международных процедур, а именно – путем переговоров между этническими общинами, а также – в рамках Комитета ООН по исчезновениям людей;
- внутригосударственные средства правовой защиты, как того требовала ст. 26 Конвенции в прежней редакции, исчерпаны не были, шестимесячный срок, установленный ст. 26 Конвенции в прежней редакции для подачи жалобы в Комиссию, был нарушен.
23.  В сопроводительном письме к своим замечаниям от 10 июля 1995 г. власти государства-ответчика также утверждали, что, подавая замечания по вопросу приемлемости жалобы, они не имели намерения по данному делу каким-либо образом признавать «Администрацию греков-киприотов Южного Кипра», либо их «locus standi»4.
24.  В ответных письменных замечаниях от 19 декабря 1995 г., а также устных выступлениях на слушании дела 28 июня 1996 г. власти государства-заявителя все приведенные выше доводы оспорили.
25.  В своем решении от 28 июня 1996 г. по вопросу приемлемости жалобы (Д.К. 86-А, стр. 104 и далее – Приложение I к настоящему Докладу), Комиссия установила:
- оснований для исключения на данном этапе производства какой-либо части жалобы ввиду того, что обжалуемые действия prima facie5 не подпадали под юрисдикцию Турции в значении ст. 1 Конвенции, не имелось, данный вопрос о том, действительно ли обжалуемые вопросы могли быть вменены Турции, и порождали ответственность Турции в рамках Конвенции, подлежал разрешению на стадии рассмотрения дела по существу;
- Конвенция не предоставляла Комиссии полномочий объявлять неприемлемой поданную в рамках ст. 24 Конвенции в прежней редакции жалобу на том основании, что она являлась в значительной степени аналогичной предшествующей межгосударственной жалобе, кроме того, Комиссия обязана именно на стадии рассмотрения дела по существу изучать вопрос, действительно ли, и если да, то в какой степени власти государства-заявителя могли иметь надлежащий правовой интерес в разрешении вопроса о предполагаемых продолжающихся нарушениях, учитывая, что они уже были рассмотрены в предшествующих Докладах Комиссии;
- жалобу невозможно признать неприемлемой ни на основании предполагаемой «res judicata»6 решений Комитета Министров в отношении предшествующих межгосударственных жалоб, ни на основании предполагаемого злоупотребления процедурой Конвенции ввиду «collateral estoppel»7;
- условия ссылки на «специальное соглашение» в рамках ст. 62 прежней редакции Конвенции по рассматриваемому делу выполнены не были, таким образом, препятствий для рассмотрения жалобы не имелось, невзирая на тот факт, что ряд аспектов ситуации, являющейся основанием для жалобы, в ином контексте рассматривались иными международными органами;
- жалоба не могла быть признана неприемлемой ввиду неисчерпания внутригосударственных средств правовой защиты, вопрос применимости к данному делу каких-либо средств правовой защиты, доступных в отношении властей «Турецкой Республики Северного Кипра» необходимо изучить при рассмотрении дела по существу;
- кроме того, жалобу невозможно отклонить ввиду несоблюдения шестимесячного срока.
2) ^ Рассмотрение дела по существу
a) Первоначальный отказ властей государства-ответчика от участия в производстве по существу дела
26.  Замечания властей государства-заявителя по существу дела вместе с объемными материалами доказательной базы были поданы 7 февраля 1997 г.
27.  Власти государства-ответчика в пределах установленного для этого срока замечаний по существу дела не представили. Письмом от 6 февраля 1997 г. они сообщили Комиссии о том, что по причинам, указанным на стадии рассмотрения вопроса о приемлемости, они не имеют возможности принять участие в рассмотрении дела по существу. Указанные причины вкратце заключались в следующем:
«Как уже неоднократно отмечалось в связи с жалобами, поданными против Турции Администрацией греков-киприотов Южного Кипра, а также в последнее время – в связи с текущей жалобой в нашем письме от 10 июля 1995 г., власти Турции продолжают считать, что вышеуказанная администрация не обладает правом представлять Республику Кипр, чья двух-общинная структура, основанная на равном политическом статусе, является sine qua non8 условием всех международных документов, на основании которых была создана вышеуказанная Республика. Община турков-киприотов, одна из общин-основателей Республики, исключенная из двуобщинных конституционных органов, демократическим образом избрала себе автономное правительство в рамках Турецкой Республики Северного Кипра.
Единственной целью рассматриваемой жалобы, которая представляет собою не более, чем повторение предшествующих жалоб, является обход res judicata9, в частности, в контексте Комиссии и Европейского Суда, вступивших в силу решений, принятых в 1979 г. и в 1992 г. Комитетом Министров, который, располагая полной информацией о политическом и правовом контексте кипрского вопроса, явно воздержался от принятия решения в рамках п. 1 ст. 32 [прежней редакции] Конвенции.
В данной связи власти Республики Турция напомнили, что в своей резолюции DH (79) 1 Комитет Министров отметил, что
«Убежден, что долгосрочная защита прав человека на Кипре может быть установлена только путем восстановления мира и доверия между двумя сообществами; при этом взаимные переговоры между двумя общинами явились бы правильным основанием для выработки решения спорной ситуации».
Вышеуказанное остается актуальным и по настоящий момент. Его значимость даже возросла, в связи с принятием соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН, согласно которым кипрский вопрос включает в себя совокупность всех аспектов, которые необходимо обсуждать между двумя общинами на основах равенства. Также следует подчеркнуть, что Совет Безопасности ООН признал политическое равенство обоих общин.
Система переговоров между общинами является единственной законной площадкой, в рамках которой могут обсуждаться любые вопросы, касающиеся споров между двумя общинами.
Участие надзорных органов Конвенции в указанных вопросах противоречило бы переговорному контексту кипрского вопроса, и могло бы лишь повредить будущему процессу восстановления мира и доверия между двумя общинами».
28.  В сообщении от 21 февраля 1997 г. власти государства-заявителя сообщили, что, как и в предшествующих межгосударственных жалобах Кипра против Турции, Комиссия вправе и должна рассмотреть дело по существу содержания жалоб вне зависимости от отказа властей государства-ответчика от сотрудничества. Ввиду характера жалобы, и, в особенности, ситуации в регионе Карпас, власти государства-заявителя просили Комиссию ускорить рассмотрение дела, и признать его приоритетным.
29.  1 марта 1997 г. Комиссия приняла решение продолжить рассмотрение дела, и сообщила Комитету Министров об отказе властей государства-ответчика от участия в производстве по существу дела.
30.  11 июля 1997 г. Комитет Министров принял Резолюцию DH (97) 335, в которой
- поддержал занятую Комиссией позицию о том, что, невзирая на отказ властей государства-ответчика от сотрудничества, Комиссия продолжит рассмотрение текущего дела в целях подготовки доклада согласно ст. 31 [прежней редакции] Конвенции;
- призвал власти Турции, как Высокую Договаривающуюся Сторону Конвенции, исполнить свои предусмотренные Конвенцией обязательства и, соответственно, принять участие в рассмотрении Комиссией жалобы по существу, как того требует п. 1 ст. 28 [прежней редакции] Конвенции.
31.  Тем временем Комиссия 29 мая 1997 г. приняла решение о нижеследующем:
- несмотря на позицию властей государства-ответчика, Комиссия продолжит информировать обе стороны о принимаемых процессуальных решениях, и продолжит направлять обеим сторонами любого рода запросы, которые посчитает необходимыми для исполнения своих обязанностей согласно п. 1 (а) ст. 28 [прежней редакции] Конвенции;
- предложить властям государства-ответчика представить информацию о средствах правовой защиты, которые могли быть доступны в связи с различными жалобами властей государства-заявителя властям турков-киприотов на севере Кипра, включая законодательство и правила, применяемые на территории на севере Кипра;
- никаких дополнительных расследований по вопросам пропавших лиц, предполагаемого вмешательства в права на жилище перемещенных лиц, а также в их права на беспрепятственное владение принадлежащим им имуществом, не проводить; решения о расследовании оставшихся вопросов дела пока не принимать.
32.  Письмом от 31 июля 1997 г. власти государства-ответчика сообщили Комиссии о том, что они отказываются отвечать на адресованные им вопросы. Они подтвердили свое решение не принимать участие в рассмотрении Комиссией дела по существу жалобы, «ввиду того обстоятельства, что власти Турции считают решение Комиссии признать жалобу приемлемой принятым ultra vires10».
b) Получение доказательств в Страсбурге
33.  15 сентября 1997 г. Комиссия приняла решение сообщить Комитету Министров о продолжающемся отказе Турции от сотрудничества при рассмотрении Комиссией дела по существу; предложить властям государства-заявителя представить первоначально запрошенную от государства-ответчика информацию в отношении нормативной базы и правовых средств защиты на территории севера Кипра; а также назначить трех Делегатов (г-д Трекселя, Йорундссона и Пеллонпяя), которые в конце ноября 1997 г. в Страсбурге заслушают показания свидетелей по ситуации с анклавом греков-киприотов в области Карпас, а также ситуации с турками-киприотами на территории севера Кипра. При этом расследование не должно касаться следующих вопросов:
- фактов, которые одновременно являются предметом рассматриваемых Комиссией индивидуальных жалоб;
- ситуаций, которые окончились более чем за шесть месяцев до подачи жалобы, т.е. до 22 мая 1994 г.;
- отдельных фактов, которые имели место после принятия Комиссией решения о приемлемости жалобы, т.е. после 28 июня 1996 г.
Стороны были проинформированы о данном решении письмами от 17 сентября 1997 г.
34.  30 сентября 1997 г. власти государства-заявителя отметили, что намеревались пригласить ряд проживающих в анклаве греков-киприотов, а также турков-киприотов в качестве свидетелей по делу без раскрытия их личностей, поскольку существовали серьезные опасения в отношении их безопасности. Власти просили, чтобы указанные свидетели были заслушаны в отсутствие властей государства-ответчика. Они, inter alia11, сослались на прецедентную практику Страсбурга по ст. 6 Конвенции в отношении заслушивания анонимных свидетелей, а также на решение от 10 августа 1995 г., которое Международный Уголовный Трибунал по бывшей Югославии принял в отношении мер защиты потерпевших и свидетелей по делу Душко Тадича.
35.  24 октября 1997 г. власти государства-заявителя представили список 24 свидетелей, из которых личности 6-ти были указаны, а 18-ть являлись анонимными. Власти просили разрешения позднее заявить о привлечении ряда дополнительных свидетелей.
36.  27 сентября 1997 г. власти государства-ответчика обратились за продлением срока для представления ответа на письмо Комиссии от 17 сентября 1997 г.
37.  29 октября 1997 г. Комиссия приняла решения:
- немедленно получить от властей государства-ответчика объяснение о том, следует ли из письма последних от 27 октября 1997 г., что они готовы далее полностью участвовать в рассмотрении дела Комиссией;
- слушание свидетельских показаний Делегатами должно начаться в срок, установленный на конец ноября 1997 г., при этом не исключается прием дополнительных доказательств на более поздней стадии производства по делу, в Страсбурге, или в ином месте;
- Делегатам следует заслушать свидетелей, готовых к даче показаний в ноябре, в том числе свидетелей, указанных в письме властей государства-заявителя от 24 октября 1997 г., а также, если возможно – свидетелей, которых укажут власти государства-ответчика;
- слушание показаний свидетелей по общему правилу должно проводиться с участием представителей обоих сторон, при этом необходимо применить надлежащую систему защиты свидетелей, которые не желают раскрывать свою личность, такие свидетели должны идентифицировать себя как минимум Старшему Делегату;
- Делегатам следует определить любые иные вопросы, касающиеся заслушивания свидетелей, а также мер безопасности на данной стадии процесса.
38.  6 ноября 1997 г. власти государства-заявителя представили список десяти свидетелей, которые будут готовы дать показания в Страсбурге в конце ноября, из них пятеро – анонимные. 7 ноября 1997 г. Делегаты Комиссии приняли решение заслушать всех названных свидетелей 27 и 28 ноября 1997 г.
39.  После продление срока на уточнение своей позиции власти государства-ответчика письмом от 17 ноября 1997г. сообщили Комиссии о том, что решили принять участие в слушании свидетельских показаний 27 и 28 ноября, также они предложили заслушать со своей стороны троих свидетелей, личности которых известны, и сообщили, что представят список дополнительных свидетелей.
40.  Было сообщено, что участие властей государства-ответчика возможно на следующих условиях:
«a) Участие в слушании показаний свидетелей никаким образом не является признанием властей греков-киприотов, а также их locus standi12 по настоящему заявлению, таким образом, власти Турции сохраняют свою первоначальную позицию по данному вопросу.
b) Власти Турции в полном объеме сохраняют свою позицию по вопросу разрешения проблемы Кипра согласно принципам двух зон и двух общин на основе равенства прав обоих общин. В данном контексте причины принятия властями Турции решения не участвовать в производстве по существу дела по жалобам со стороны греков-киприотов – сохраняются.
c) Власти Турции твердо возражают против процессуальных методов заслушивания доказательств, указанных в письме г-на Макридеса в адрес Комиссии от 30 сентября 1997 г., и оставляют за собой право ответить на содержащиеся в нем утверждения, которые являются одновременно и несправедливыми, и явно необоснованными.
d) Участие в слушании свидетельских показаний не должно рассматриваться, с одной стороны, в контексте эффективности юрисдикции турков-киприотов на территории севера Кипра, а также, с другой стороны, в контексте отсутствия какой-либо юрисдикции Турции в отношении утверждений, составляющих содержание рассматриваемой жалобы».
41.  Кроме того, 17 ноября 1997 г. Делегаты приняли решение по техническим причинам не заслушивать на данном этапе ни одного из свидетелей из числа предложенных властями государства-ответчика. В соответствии с мандатом, выданном им Пленумом Комиссии, Делегаты определили следующий порядок заслушивания свидетелей:
«Слушание показаний свидетелей, чьи личности известны, по общему правилу будет проводиться в присутствии сторон. Согласно установившейся практике Комиссии, допросы свидетелей проводятся Делегатами; после чего представители сторон будут иметь возможность задать дополнительные вопросы. Таким образом, перекрестного допроса в понимании англо-саксонской системы права, проводиться не будет.
Комиссия ранее признала, что Делегаты должны также заслушать тех свидетелей, которые приводятся в письме от 24 октября, и которые заявили о необходимости не разглашать их имена, в связи с чем необходимо предпринять соответствующие меры безопасности. Таким образом, Делегаты не считают необходимым выяснять, является ли обоснованным выраженное указанными свидетелями опасение о возможной мести за их показания, или нет.
При этом, получение показаний от вышеназванных свидетелей должно проводиться с соблюдением закрепленных в Конвенции основополагающих процессуальных принципов (дополнительно см., inter alia13, постановления по делам «Люди» (Lüdi), «Костовски» (Kostovski) и «Ван Мехелен» (Van Mechelen). Соответственно, необходимо обеспечить властям государства-ответчика возможность достаточного участия в производстве по делу, возможность комментировать рассматриваемые доказательства, и представлять опровергающие доказательства.

Таким образом, Делегаты приняли решение о том, что слушание вышеуказанных свидетелей по общему правилу будет проводиться в том же порядке, что и слушание ряда анонимных свидетелей по жалобам №№ 14116-14117/88 по делу «Саргин и Ягчи против Турции» (Sargın and Yağcı v. Turkey), по которому властями государства-ответчика запрашивались аналогичные меры безопасности (дополнительно см. Доклад Комиссии от 17 января 1991 г., пп. 21, 30, 31 и 35 …).

Соответственно, до дачи показаний анонимные свидетели обязаны удостоверить свои личности Старшему Делегату в присутствии представителя властей государства-заявителя. В ходе последующего допроса свидетелей стороны в комнате проведения допроса присутствовать не будут, однако получат возможность следить из другой комнаты за допросом указанных свидетелей Делегатами, после чего – задавать свидетелям вопросы. Для того, чтобы не применять изменяющие голос устройства, трансляция звука в комнату с представителями сторон будет вестись на основе английского перевода показаний свидетелей, таким образом, стороны получат ту же информацию, что и Делегаты, ни один из которых не понимает ни по-гречески, ни по-турецки.
Для Пленума Комиссии показания всех свидетелей будут записаны в полном объеме на том языке, на котором свидетели будут давать показания. Такие записи на магнитных пленках далее будут транскрибированы на язык оригинала, после чего – переведены на английский. Аналогично позиции Делегатов в вышеуказанном деле «Саргин и Ягчи» в ответ на ходатайство государства-ответчика (п. 30), полные расшифровки свидетельских показаний сторонам могут не направляться. В запрошенном сторонами объеме им может быть направлено общее содержание того из показаний, по которому не предоставляется полная расшифровка.
Кроме того, учитывая обеспокоенность властей государства-заявителя, и идентифицированные, и анонимные свидетели будут информироваться Делегатами о том, что они вправе не отвечать на вопросы, если считают, что ответ может привести к их опознанию, или к опознанию иных лиц, для которых, по мнению свидетеля, это будет представлять опасность».
42.  24 ноября 1997 г. власти государства-ответчика, «в целях содействия справедливой оценке показаний свидетелей, которые будут заслушиваться 27-28 ноября», передали Комиссии «замечания и информацию, представленные властями турков-киприотов», т.е. два документа, озаглавленные, соответственно, «Замечания ТРСК» и «Заключение Заима М. Некатигила по вопросам, поставленным Комиссией в своем сообщении от 6 июня 1997 г. Постоянному Представителю Республики Турция в Совете Европы».
43.  26 ноября 1997 г. власти государства-заявителя отметили, что замечания по существу дела были составлены «незаконным лицом», и были поданы с нарушением срока. Они также сообщили, что Турция не прояснила вопрос собственного полного участия в производстве по делу, как того требовала Комиссия, вследствие чего Турцию необходимо из процедуры слушания показаний свидетелей исключить. Кроме того, они под протокол заявили о своем «протесте против участия Турции в слушаниях в форме, не соответствующей Конвенции, а также решению Комиссии о том, что Турция обязана принимать участие в полной форме». Отдельным сообщением от того же дня власти государства-заявителя также заявили протест против того обстоятельства, что представители властей государства-ответчика включили в число заслушиваемых свидетелей лиц, которые являлись «должностными лицами несуществующего министерства незаконного режима».
44.  Десять свидетелей, предложенных властями государства-заявителя, были заслушаны Делегатами Комиссии в Страсбурге 27 и 28 ноября 1997 г. с участием представителей обеих сторон (подробнее см. Приложение II).
45.  На подготовительной встрече стороны согласились на предложения Старшего Делегата о том, что в любых публичных документах Комиссии наименования должностей участвующих в производстве по делу сотрудников «ТРСК» будет браться в кавычки; что двое свидетелей, которые ранее являлись сотрудниками Миротворческих сил ООН на Кипре (UNFICYP), и в отношении которых Генеральный секретарь ООН не отказывался от обязательства о конфиденциальности, будут заслушаны с пониманием того, что вопрос соблюдения правил конфиденциальности, которыми они взаимно связаны с ООН, остается на их усмотрение, то есть они вправе отказаться отвечать на вопросы, если это может повлечь нарушение условий о конфиденциальности; а также о том, что анонимные свидетели будут информированы о принятых мерах безопасности, в том числе – о возможности отказа от ответа на вопросы, если они посчитают, что тем самым подвергнут себя или иных лиц опасности, и о гарантиях, обеспечиваемых конфиденциальностью производства по делу, которая также возлагает обязательства и на представителей сторон; кроме того, о том, что решение о предоставлении сторонам полного или краткого протокола показаний свидетелей будет приниматься Пленумом Комиссии с учетом мнений сторон.
46.  Делегаты в присутствии представителей сторон заслушали следующих свидетелей: полковника Райнера Манзла, гражданина Австрии, ранее – старшего гуманитарного офицера Миротворческих сил ООН на Кипре; командующего А. О`Салливана, гражданина Ирландии, бывшего служащего Миротворческих сил ООН на Кипре; г-жу Лизу Катерину Смит, юрисконсульта, проживающую в Лондоне; г-жу Маргрит Штуйт, гражданку Дании, свободного фотографа и второго редактора журнала «О Драм»; г-на Кубилая Эмирсойлу Латифи, турка-киприота, проживающего в Соединенном Королевстве; г-на Михалакиса Лаоутариса, государственного служащего Республики Кипр, сотрудника службы соцобеспечения по гуманитарным вопросам; а также – д-ра Джозефа Мутириса, грека-киприота, кардиолога. Личности г-на Латифи и д-ра Мутириса, которые были объявлены анонимными свидетелями, были раскрыты лишь незадолго до их допроса.
47.  Делегаты далее с участием представителей сторон, находившихся в другом зале, где было установлено звуковое вещание на английском языке, заслушали трех анонимных греков-киприотов из области Карпас (свидетели №№ 5, 8 и 10).
c) ^ Получение доказательств на Кипре
48.  1 декабря 1997 г. власти государства-ответчика представили список дополнительных шести свидетелей, двое из которых являлись анонимными. Власти государства-заявителя предложили 24 ноября 1997 г. заслушать пять дополнительных свидетелей, всех – анонимных.
49.  11 декабря 1997 г. Комиссия, отметив, что власти государства-ответчика начали принимать участие в рассмотрении Комиссией дела по существу жалобы, приняла решение сообщить Комитету Министров о данном обстоятельстве. Кроме того, Комиссия решила, что дальнейшие доказательства по делу Делегатам следует получить в феврале 1998 г. на острове Кипр, в том числе – при посещении области Карпас, а также – заслушав свидетелей с нейтральных территорий. Комиссия утвердила форму слушания показаний свидетелей – по усмотрению Делегатов.
50.  Делегаты прибыли на Кипр 21 февраля, где находились до 24 февраля 1998 г. 22 и 23 февраля они заслушали в общей сложности двенадцать свидетелей в помещении ООН в отеле «Ледра Палас», г. Никосия. Со стороны государства-ответчика было предложено семь свидетелей (г-жа Морин Хатчинсон и г-н Майкл Моран, англичане, проживающие на севере Кипра; г-н Сулейман Эргюклю, турк-киприот, журналист; г-н Азим Альтиок, «Начальник Управления консульских вопросов, а также вопросов меньшинств Министерства иностранных дел ТРСК»; г-н Ашик Мене, турк-киприот, артист цыганской национальности; г-н Осман Ёрек, адвокат и «бывший министр ТРСК»; а также г-жа Гонул Еронен, «судья Верховного Суда ТРСК»), со стороны государства-заявителя было предложено пять свидетелей (г-н Айхан Мехмет, турк-киприот, проживавший на юге Кипра, и анонимные свидетели №№ 6, 7, 12 и 26, все – греки-киприоты из области Карпас). Двое дополнительных анонимных свидетелей, предложенных властями государства-ответчика (свидетели №№ 8 и 9, марониты с северной части Кипра), не явились, и один анонимный свидетель со стороны властей государства-заявителя (свидетель № 11, грек-киприот из области Карпас) не допрашивался из-за недостатка времени. Показания свидетелей, чьи личности были известны, заслушивались в присутствии представителей сторон (дополнительно см. Приложение II), при допросе анонимных свидетелей применялась та же процедура, которая была установлена ранее (см. выше пп. 41 и 45).
51.  23 февраля Делегаты по приглашению властей государства-ответчика посетили здание суда на севере Никосии. Там они, inter alia14, встретились с «Председателем Верховного Суда ТРСК», г-ном Салихом Дайоглы, а также «Генеральным прокурором ТРСК», г-ном Акином Саитом.
52.  24 февраля Делегаты посетили область Карпас на севере Кипра. Они, inter alia15, встретились с начальником полицейского участка Иалузы, г-ном Туркаем Тюретом, мэром Дипкарпаса (Ризокарпассо), г-ном Марифом Озбайраком, а также с рядом сельских жителей, греков-киприотов, проживавших в Айя Триас (Сипаи) и Ризокарпассо (Дипкарпас), в их числе – со старостой последней деревни (мухтаром), греком-киприотом, г-ном Евангелосом Колатси. В указанной деревне они также посетили кофейню греков-киприотов, ортодоксальную церковь, а также школу греков-киприотов.
d) ^ Получение доказательств в Лондоне
53.  9 марта 1998 г. Комиссия приняла решение поручить Делегатам заслушать ряд дополнительных свидетелей в Лондоне, и предложить сторонам представить свои заключительные замечания по существу в ходе слушания дела в июле 1998 г.
54.  Свидетели были заслушаны в Лондоне 22 апреля 1998 г. в помещении юридической компании «Клиффорд Чэнс». Власти Соединенного Королевства были поставлены об этом в известность. Делегаты заслушали пятерых свидетелей со стороны властей государства-заявителя, все – турки-киприоты, обратившиеся за предоставлением убежища в Соединенном Королевстве, в том же порядке, который ранее применялся в отношении анонимных свидетелей (см. пп. 41 и 45). Личность одного из свидетелей (№ 16), который также представил ряд документов, была позднее установлена – г-н Ибрагим Денизер. Другие (свидетели №№ 17, 18, 22 и 24) остались анонимными.
55.  В письме от 9 июня 1998 г. власти государства-ответчика оспорили необходимость заслушивать анонимных свидетелей, поскольку некоторые из них, фактически, свою личность раскрыли. Они утверждали, что соображения безопасности, выдвинутые властями государства-заявителя, являлись необоснованными, и что в результате установленной процедуры власти государства-ответчика оказались в процессуально невыгодном положении, поскольку были захвачены врасплох, не имея возможности изучить дополнительную информацию о свидетелях, а также заявить им обоснованный отвод. Дополнительные затруднения вызвал тот факт, что свидетели государства-заявителя заслушивались последними. Таким образом, власти государства-ответчика ходатайствовали о том, чтобы Комиссия признала существенно меньшую доказательную силу, посчитала значительно менее весомыми доказательства, полученные при таких обстоятельствах. В письме от 3 июля 1998 г. власти государства-заявителя доводы государства-ответчика в отношении слушания показаний анонимных свидетелей оспорили. Власти государства-ответчика повторно представили вышеуказанные доводы в письме от 5 августа 1998 г.
e) ^ Дополнительные письменные замечания
56.  1 июня 1998 г. власти государства-заявителя в ответ на запрос Комиссии о предоставлении замечаний по материалам, представленным властями государства-ответчика 24 ноября 1997 г. (см. выше п. 42), а также после нескольких продлений установленных сроков, представили объемные «Ответные замечания (по существу дела)», с приложением шести томов дополнительных документальных доказательств. Власти государства-ответчика 22 июня 1998 г. отреагировали, сообщив, что ни характер, ни объем доводов властей государства-заявителя не соответствовал вышеуказанному запросу Комиссии, следовательно, названные доводы являлись грубым злоупотреблением процессуальными нормами, а также нарушением принципа равенства сторон. Власти государства-ответчика ходатайствовали перед Комиссией об отклонении доводов властей государства-заявителя. Вышеуказанный документ от 22 июня был повторен 24 июня 1998 г.
57.  25 июня 1998 г. власти государства-заявителя в свою очередь заявили протест против доводов государства-ответчика от 9 июня 1998 г., оформленных в виде документа, озаглавленного «Правовая система Турецкой Республики Северного Кипра», предназначенного в качестве замены одного из приложений к замечаниям властей государства-ответчика от 24 ноября 1997 г. 6 июля 1998 г. власти государства-заявителя возразили против ходатайства властей государства-ответчика об отклонении замечаний государства-заявителя от 1 июня 1998 г.
f) ^ Прения по существу дела, и последующие замечания сторон
58.  7 июля 1998 г. Комиссия заслушала устные заключительные выступления сторон по существу жалобы. Представители сторон, присутствовавшие на указанном заседании, приводятся в Приложении II.
59.  После слушания дела Комиссия приняла решение отказать в удовлетворении ходатайства властей государства-ответчика об отклонении замечаний властей государства-заявителя от 1 июня 1998 г. При этом, в целях соблюдения принципа равенства сторон в производстве, о котором было заявлено государством-ответчиком, Комиссия также приняла решение о том, чтобы предоставить государству-ответчику возможность высказать свое мнение в отношении замечаний государства-заявителя. Указанное мнение было представлено государством-ответчиком в течение установленного для этой цели срока, 27 августа 1998 г.
60.  Отдельно в своем вышеуказанном письме от 5 августа 1988 г. (см. п. 55), власти государства-ответчика жаловались на то, что в ходе устных прений они были поставлены в процессуально невыгодное положение поздним представлением властями государства-заявителя документов в отношении вопросов об исчезновении людей. 31 августа и 11 сентября 1998 г. власти государства-заявителя в свою очередь сослались на принцип равенства сторон в процессе, и представили дополнительные комментарии по ряду вопросов процедуры работы Комиссии, в том числе – ответ на документ «Правовая система Турецкой Республики Северного Кипра», представленный властями государства-ответчика.
61.  14 сентября 1998 г. Комиссия решила принять все замечания обеих сторон, полученные до текущей даты, и не принимать более никаких последующих замечаний. Тем не менее, власти государства-ответчика 2 октября 1998 г. подали Aide-Mémoire16 о «мерах в отношении условий проживания греков-киприотов и маронитов на территории Турецкой Республики Северного Кипра», на которую власти государства-заявителя ответили 20 октября 1998 г., настаивая на неприемлемости подачи любых дополнительных материалов после вышеуказанного решения Комиссии от 14 сентября 1998 г. Власти государства-ответчика обосновали подачу Aide-Mémoire в письме от 1 декабря 1998 г., в котором против контраргументов властей государства-заявителя возражали. Власти государства-заявителя вновь заявили о своей позиции в письме от 22 января 1999 г., утверждая, что никакие обстоятельства после решения Комиссии о приемлемости жалобы приниматься во внимание не должны. 5 марта 1999 г. Комиссия решила оставить в силе свое решение от 14 сентября 1998 г., и, соответственно, поданный 2 октября 1998 г.Aide-Mémoire во внимание не принимать.
62.  16 апреля 1999 г. власти государства-заявителя сообщили Комиссии о том, что один из свидетелей, заслушанных Делегатами Комиссии по их предложению, скончался в области Карпас при обстоятельствах, которые власти государства-заявителя посчитали подозрительными. 19 апреля Комиссия приняла решение довести вопрос до сведения властей государства-ответчика. Ответ последних был получен 22 апреля. 2 мая 1999 г. власти государства-заявителя представили дополнительные сведения в отношении вышеуказанного инцидента. 2 июня 1999 г. Комиссия приняла во внимание позицию каждой из сторон по поводу инцидента, и решила в рамках текущего дела более никаких действий в связи с указанным инцидентом не предпринимать.

g) ^ Попытки заключения мирового соглашения
63.  Признав дело приемлемым, Комиссия, действуя в соответствии с п. 1 (b) ст. 28 прежней редакции Конвенции, предложила сторонам свою помощь в заключении мирового соглашения. С учетом реакции сторон, Комиссия признает, что никаких оснований для достижения указанного соглашения не имеется.
^ D. НАСТОЯЩИЙ ДОКЛАД
64.  Настоящий Доклад был подписан Комиссией в соответствии со ст. 31 Конвенции в прежней редакции, по результатам обсуждения и голосования, в присутствии следующих членов Комиссии:
г-да С. ТРЕКСЕЛЬ, Председатель

^ Э. БУСУТТИЛ

Г. ЙОРУНДССОН

A. ВАЙТЦЕЛЬ

Ж.-К. СОЙЕР

г-жа Г.Х. ТЮН

г-н Х.Л. РОЗАКИС

г-жа Ж. ЛИДДИ

г-да М.П. ПЕЛЛОНПЯЯ

Б. МАРКСЕР

^ М.А. НОВИЦКИ

И. КАБРАЛ БАРРЕТО

Б. КОНФОРТИ

И. БЕКЕШ

Д. ШВАБИ

Г. РЕСС

А. ПЕРЕНИЧ

П. ЛОРЕНЦЕН

K. ХЕРНДЛЬ

А. АРАБАДЖИЕВ
65.  Текст данного Доклада был принят Комиссией 4 июня 1999 г., и в настоящее время передан в Комитет Министров Совета Европы в соответствии с п. 2 ст. 31 прежней редакции Конвенции.
66.  Задачей настоящего Доклада, в соответствии со ст. 31 прежней редакции Конвенции, является:
(i) установление фактических обстоятельств, а также
(ii) фиксация выводов о том, содержится ли в установленных фактических обстоятельствах нарушение со стороны соответствующего государства его обязательств, принятых в рамках Конвенции.

67.  Решение комиссии о приемлемости жалобы прикладывается к настоящему документу (Приложение I). Полный текст замечаний сторон вместе с документами, поданными в качестве приложений, хранится в архивах Комиссии.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Европейская комиссия по правам человека жалоба No. 25781/94 кипр против турции доклад комиссии iconЗакон Липецкой области от 27. 08. 2001г №155-оз «Об Уполномоченном...
России решается по-разному. Неясным остается организационное и властное соотношение таких центральных структур как Комиссии по правам...

Европейская комиссия по правам человека жалоба No. 25781/94 кипр против турции доклад комиссии iconЕвропейский суд по правам человека большая палата
По делу "Кононов против Латвии" Европейский Суд по правам человека, заседая Большой Палатой в составе

Европейская комиссия по правам человека жалоба No. 25781/94 кипр против турции доклад комиссии iconДоклад Московского бюро по правам человека
Бюрократическое государственное управление – один из важнейших факторов широкого распространения коррупции в России 8

Европейская комиссия по правам человека жалоба No. 25781/94 кипр против турции доклад комиссии iconДоклад Московского бюро по правам человека
Бюрократическое государственное управление – один из важнейших факторов широкого распространения коррупции в России 8

Европейская комиссия по правам человека жалоба No. 25781/94 кипр против турции доклад комиссии iconДоклад Уполномоченного по правам человека в Краснодарском крае за 2013 год г. Краснодар, 2014
Право на справедливое и законное расследование уголовного преступления

Европейская комиссия по правам человека жалоба No. 25781/94 кипр против турции доклад комиссии iconДоклад о деятельности уполномоченного по правам участников образовательного...
Избрана Уполномоченным по правам участников образовательного процесса в 2003 году

Европейская комиссия по правам человека жалоба No. 25781/94 кипр против турции доклад комиссии iconЕвропейская экономическая комиссия
Совещание Сторон Конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер

Европейская комиссия по правам человека жалоба No. 25781/94 кипр против турции доклад комиссии iconРоссийской Федерации Европейская Комиссия
Российский национальный контактный центр 7pп «Биотехнология, сельское хозяйство и пища»

Европейская комиссия по правам человека жалоба No. 25781/94 кипр против турции доклад комиссии iconРоссийской Федерации Европейская Комиссия
Российский национальный контактный центр 7pп «Биотехнология, сельское хозяйство и пища»

Европейская комиссия по правам человека жалоба No. 25781/94 кипр против турции доклад комиссии iconРоссийской Федерации Европейская Комиссия
Российский национальный контактный центр 7pп «Биотехнология, сельское хозяйство и пища»

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
exam-ans.ru
<..на главную