Материалы к лекциям по психологии и этике делового общения




НазваниеМатериалы к лекциям по психологии и этике делового общения
страница1/4
Дата публикации14.06.2013
Размер0.58 Mb.
ТипЛекция
exam-ans.ru > Психология > Лекция
  1   2   3   4
Материалы к лекциям по психологии и этике делового общения

1. Основные проблемы психологии общения
Если исходить из того, что социальная психология прежде всего анализирует те закономерности человеческого поведения и деятельности, межличностных отношений которые обусловлены фактом включения людей в реальные социаль­ные группы, то первый эмпирический факт, с которым сталкивается эта наука, есть факт общения и взаимодействия людей. По каким законам складываются эти процессы, чем детерминированы их различные формы, какова их структура, наконец, возможно логически это первый вопрос — какое место они занимают во всей сложной системе человеческих отношений?

Главная задача, которая стоит перед социальной психологией, — раскрыть конкретный механизм «вплетения» индивидуального в ткань социальной реальности. Это необходимо, если мы хотим понять, каков результат воздействия социальных условий на деятельность личности. Но вся сложность заключается в том, что этот «результат» не может быть интерпретирован так, что сначала существует какое-то «несоциальное» поведение, а затем на него накладывается нечто «социальное». Нельзя сначала изучить личность, а лишь потом вписать ее в систему социальных связей. Сама личность, с одной стороны, уже «продукт» этих социаль­ных связей, а с другой стороны — их созидатель, актив­ный творец. Взаимодействие личности и системы соци­альных связей (как макроструктуры — общества в целом, так и микроструктуры — непосредственного окружения) не есть взаимодействие двух изолированных самостоятельных сущностей, находящихся одна вне другой. Исследование личности есть всегда другая сторона исследования общества.

Значит, важно, с самого начала рассмотреть лич­ность в общей системе общественных отношений, каковую и представляет собой общество, т. е. в некотором «социальном контексте». Этот «контекст» представлен системой реальных отношений личности с внешним миром. Проблема отношений имеет в психологии большое методологическое значение, она в значительной степени разработана в работах В. Н. Мясищева. Фиксация отношений означает реализацию более общего методологического принципа — изучения объектов природы в их связи с окружающей средой. Для человека эта связь становится отношением, поскольку человек дан в этой связи как субъект, как деятель, и, следовательно, в его связи с миром роли объектов связи, по словам Мясищева, строго распределены. Связь с внешним миром существует

и у животного, но, как говорил Маркс, «животное не *относится* ни к чему и вообще не «относится». Там, где существует какое-нибудь отношение, оно существует для меня», т. е. оно задано как имен­но человеческое отношение, оно направлено в силу активности субъекта.

Но все дело в том, что содержание, уровень этих отношений человека с миром весьма различны: каждый индивид вступает в отношения, но и целые группы также вступают в отношения между собой, и, таким образом, человек оказывается субъектом многочисленных и разнообразных отношений. В этом многообразии необходимо прежде всего различить два основных вида отношений: общественные отношения и то, что Мясищев называет «психологические» отношения личности.

Структура общественных отношений исследуется социологией. В марксистской социологической теории раскрыта определенная субординация различных видов общественных отношений. В основании лежат производ­ственные, материальные отношения, над ними надстраи­вается еще целый ряд: социальные, в узком смысле это го слова (необходимо иметь в виду, что в социологии различают два смысла данного понятия: широкий, как синоним общественных отношений, и узкий, как отноше­ния между социальными группами), политические, идео­логические. Все это в совокупности представляет собой систему общественных отношений. Специфика их заключается в том, что в них не просто «встречаются» индивид с индивидом и «относятся» друг к другу, но индивиды как представители определенных общественных групп (классов, профессий или других групп, сложившихся в сфере разделения труда, а также групп, сложившихся в сфере политической жизни, например, политических партий и т. д.). Маркс, характеризуя природу общественных отношений, специально подчеркивал эту мысль: «это — не отношения одного индивида к другому индивиду, а отношения рабочего к капиталисту, фермера к земельному собственнику и т. д.». Такие отношения строятся не на основе симпатий или антипатий, а на основе определенного положения, занимаемого каждым в системе общества. Поэтому такие отношения обусловлены объективно, они есть отношения между социальными группами или между индивидами, как представителями этих социальных групп. Это означает, что общественные отношения носят безличный характер: их сущность не во взаимодействии конкретных личностей, но, скорее, во взаимодействии конкретных ролей.

Социальная роль, если интерпретировать этот термин в рамках марксистской традиции (а делать это необходимо в связи с широким употреблением термина в различных немарксистских школах социальной психологии, где термину придается совершенно иное значение) есть фиксация определенного положения, которое занимает тот или иной индивид в системе общественных отношений. Более конкретно под ролью понимается «функция, нормативно одобренный образец поведения, ожидаемый от каждого, занимающего данную позицию». Эти ожидания, определяющие общие контуры социальной роли, не зависят от сознания и поведения конкретного индивида. Оставаясь личностями в системе безличных общественных отношений, люди неизбежно вступают во взаимодействие, общение, где их индивидуальные характеристики неизбежно проявляются. Поэтому каждая социальная роль не означает абсолютной заданности шаблонов поведения, она всегда оставляет некоторый «диапазон возможностей» для своего исполнителя, что можно условно на­звать определенным «стилем исполнения роли». Именно этот диапазон является основой для построения внутри системы безличных общественных отношений второго ряда отношений — межличностных (или, как их иногда называют, например у Мясищева, психологических).

Теперь принципиально важно уяснить себе место этих межличностных отношении в реальной системе жизнедеятельности людей. В социально-психологической литературе высказываются различные точки зрения на вопрос о том, где «расположены» межличностные отношения, прежде всего относительно системы общественных отношений. Иногда их рассматривают в одном ряду с общественными отношениями, в основании их или, напротив, на самом верхнем уровне, в других случаях — как отражение в сознании общественных отношений и т. д.. Нам представляется (и это подтверждается многочисленными исследованиями), что природа межличностных отношений может быть правильно понята, если их не ставить «в один ряд» с общественными отношениями, а увидеть в них особый «ряд» отношений, возникающий внутри каждого вида общественных отношений, не вне их (будь то «ниже», «выше», «сбоку» или как-либо еще). Схематически это можно представить, как сечение осо­бой плоскостью системы общественных отношений: то, что обнаруживается в этом «сечении» экономических, социальных, -политических и иных разновидностей общественных отношений и есть межличностные отношения. При таком понимании становится ясным, почему межличностные отношения как бы «опосредствуют» воздействие на личность более широкого социального целого. В конечном счете межличностные отношения обусловлены объективными общественными отношениями, но именно в конечном счете. Практически оба ряда отношений даны вместе, и недооценка второго ряда пре­пятствует подлинному глубокому анализу отношений и первого ряда.

Существование межличностных отношений внутри различных форм общественных отношений есть как бы «реализация» безличных отношений в деятельности конкретных личностей, в актах их общения и взаимодействия.

^ Природа межличностных отношений существенно отличается от природы общественных отношений: их важнейшая специфическая черта — эмоциональная основа. Поэтому межличностные отношения можно рассматривать как фактор психологического «климата» группы. Эмоциональная основа межличностных отношений озна­чает, что они возникают и складываются на основе определенных чувств, рождающихся у людей по отношению друг к другу. Как известно, в традиционной психологии различаются три вида, или уровня эмоциональных проявлений личности: аффекты, эмоции и чувства. Эмоциональная основа межличностных отношений включает все эти виды эмоциональных проявлений. Однако в социальной психологии обычно характеризуется именно третий компонент этой схемы — чувства, причем термин употребляется не в самом строгом смысле. Естественно, что «набор» этих чувств безграничен. Однако все их можно свести в две большие группы: 1) конъюнктивные — сюда относятся разного рода сбли­жающие людей, объединяющие их чувства. В каждом случае такого отношения другая сторона выступает как желаемый объект, по отношению к которому демонстрируется готовность к сотрудничеству, к совместным действиям и т. д.; 2) дизъюнктивные чувства — сюда относятся разъединяющие людей чувства, когда другая сторона выступает как неприемлемая, может быть, даже как фрустрирующий объект, по отношению к которому не возникает желания к сотрудничеству и т. д. Интенсивность того и другого рода чувств может быть весьма различной. Конкретный уровень их развития, естественно, не может быть безразличным для деятельности груп­пы. Однако анализ лишь этих межличностных отношений не может считаться достаточным для характеристики группы: практически отношения между людьми не складываются лишь на основе непосредственных эмоциональных контактов. Сама деятельность задает и другой ряд отношений, опосредованных ею. Поэтому-то и является чрезвычайно важной и трудной задачей социальной психологии одновременный анализ двух рядов отношений в группе: как межличностных, так и опосредованных совместной " деятельностью.

^ Фрагмент работы В.Ф. Поршнева «Социальная психология и история»

…..Но мы абстрагировали от общественно-исторической конкретности всех времен категории «они» и «мы». Хоть мы проиллюстрировали их наблюдениями над современной жизнью, следует предполагать, что в чистом виде они налицо только где-то в самом начале человеческой истории, вернее, на ее пороге. Ни чистого «они», ни чистого «мы» не знает дальнейшая история. Первому соответствовало некогда вполне негативное поведение: избегание, отчужденность, а то и умерщвление. Второму — сбивание вместе с себе подобными и имитативное поведение, коллективная индукция. В действительности же далее наблюдается взаимное ограничение того и другого начала. Это значит, что теоретический анализ предмета социальной психологии тоже должен сделать следующий шаг. Диалектика отношений «они» и «мы» доводит, наконец, до вопроса об их взаимопроникновении.

Изобразим «они» и «мы» в виде двух кругов. Теперь наложим отчасти один на другой. Та площадь, где они перекрываются, отвечает категории «вы».

Это — сфера не отчуждения, а общения. «Вы» — это не «мы», ибо это нечто внешнее, но в то же время и не «они», поскольку здесь царит противопоставление, а известное взаимное притяжение. «Вы» это как бы признание, что «они» — не абсолютно «они», но могут частично составлять с «нами» новую общность. Следовательно,— какое-то другое, более обширное и сложное «мы». Но это новое «мы» разделено на «мы и вы». Каждая сторона видит в другой — «вы». Иначе говоря, каждая сторона видит в другой одновременно и «чужих» («они») и «своих» («мы»),

К примеру, все мужчины — «вы» для всех женщин, и обратно. Взрослые — для детей, и обратно. Семья или соседние роды, обменивающиеся визитами, участвующие в совместных праздниках, церемониях и т. д., находятся тоже друг к другу взаимно в положении «вы». Таково же было положение фратрий внутри древнего дуального рода.

Как видим, восходя логически от «они и мы» к «вы», мы еще остаемся в сфере множественного числа. Это и исторически отвечает невероятно древнему времени: если мы с этой категорией и перешли порог истории, то еще находимся где-то в мире кроманьонцев. Новый психический механизм, вступивший с этого времени, носит характер некоего торможения двух названных выше. Позже, разумеется, категория «вы» ширится, наполняется все более сложным и богатым содержанием.

И все же в логическом смысле категория «вы» остается переходной, пока мы не вывели из нее уже таящиеся в ней следующие. В самом деле, на чистом «вы» нельзя долго задержаться. Все в этой сфере пересечения толкает и торопит перейти к индивиду, как следующей ступени социально-психологического анализа (забегая вперед, предуведомим, что это будет, конечно, «он»— чему графически соответствует точка соприкосновения кругов «мы» и «они», когда частично наложенные друг на друга круги снова раздвигаются до минимального соприкосновения).

Как только мы вступили в сферу «вы», каждый человек оказывается принадлежащим к двум психическим общностям — двум «мы». С этого момента он уже начинает становиться личностью — точкой скрещения разных общностей. В частности, он должен научиться что-то прикрывать и затаивать то от одних, то от других, следовательно, его «внутренняя» жизнь начинает обособляться от «внешней». Правда, от этого начала еще огромный логический и исторический путь до «я». Понятие «вы» послужит лишь переходным мостиком от второй главы к третьей.

^ Общение и одинаковость

Некоторые социологи сочтут все сказанное в этой главе излишним, ибо, по их мнению, социально-психические яв­ления служат предметом науки не потому, что индивиды общаются между собой, а потому, что индивиды находятся в одинаковых социальных условиях: одинаковые общественные причины порождают у них схожую, в той или иной мере одинаковую психику. Иначе говоря: общественное бытие независимо от воли и выбора индивидов определяет в сериях их, по признаку одинакового экономического положения, одинаковое сознание; оно состоит из: а) психологии, т. е. более непосредственного и обыденного отражения бытия, наименее зависимого от их общения друг с другом; б) идеологии — более систематизированного отражения бытия, следовательно, более зависимого от социального общения.

Конечно, никто не станет оспаривать, что люди общаются между собой, в особенности люди одного класса, одного общественного слоя, но, по мнению таких социоло­гов, даже если бы мы абстрагировались от этого общения, социальной психологии осталось бы что изучать. Более того, этот остаток отвечал бы ее основному предмету: у людей в одинаковых общественных условиях появлялись бы сходные черты обыденного сознания, — и вот это-то и называется социальной психологией.

Сторонники такой социологии ссылаются преимущественно — и это не случайно — на пример мелких крестьян или фермеров в условиях капитализма, каждый из которых может сравнительно мало общаться с ему подобными, однако общие экономические условия его бытия делают его представителем определенного класса, социальной группы, и эта общность условий жизни неизбежно отра­жается и в сфере его обыденного сознания.

Мы перескочили бы не только психологический, но и социальный механизм, если бы безоговорочно приняли версию о появлении одинаковых социально-психических черт у серий людей из-за одинаковости причин вне всяко­го контакта.

Конечно, есть и такие ряды. Например: самоубийство — в известном смысле это психический акт. Можно его изучать статистическими методами, исходя из представления, — в общем верного, — что самоубийцы не общаются между собой, не составляют общности, а приходят к одинаковому поступку вследствие более или менее одинаковых причин. Впрочем, даже этот самый крайний пример не строг, ибо, хотя взаимное заражение отнюдь не относится к важнейшим причинам самоубийств, все же самоубийца отчасти руководствуется и знанием подобных случаев, в отдельные же моменты отмечены и подлинные пси­хические эпидемии самоубийств, провоцируемых уже в большой степени неодолимой силой подражания.

И в других случаях почти всегда ряды одинаковых социально-психических явлений не представляют картины полной изолированности каждого из них. Но взаимодействие между ними сплошь и рядом носит характер не одновременный, а цепной, растянутый во времени. Мы отмечали, что именно цепным способом формируются нередко те или иные элементы общественного настроения, которое тем не менее может трактоваться как некое «мы».

Обобщая, можно теперь разделить встречающиеся в опыте социально-психические общности на четыре типа.

  1. Непосредственно наблюдаемой общностью является, конечно, такая, все члены которой лично знают друг друга или, если речь идет о толпе, об аудитории, зрительном зале, хотя бы одновременно видят или слышат друг друга. Такие общности и привлекают преимущественное внимание буржуазной социальной психологии. Но на деле они встречаются не очень часто, при этом интересуют таких исследователей либо в виде первобытных общин и орд, либо в виде малоорганизованных и вовсе аморфных скоплений и толп людей. Гораздо важнее для изучения современности учесть такие общности этого типа, как бригада, цех или целое предприятие небольшого размера. Сюда же принадлежат деревня, колхоз. В школе это — класс, в вузе — поток или группа. Сведение объекта социальной психологии преимущественно к этой модели (при всей ее полезности) толкнуло буржуазных социальных психологов к предпочтению самых малых групп, которые незаконно называют первичными: семьи, кружка друзей или даже столь недол­говечных, как кучка людей, непосредственно общающихся где-нибудь в очереди, на улице, в вагоне и т. д.

  2. Возьмем противоположную модель общности: члены ее в большинстве не знают друг друга, не связаны между собой непосредственно, но сознают свою принадлежность к ней, поскольку имеют общий с другими центр, олицетворяющий данное «мы». Таким центром может являться пра­вительство, партия, идеолог, лидер, вождь, авторитет или группа таковых. Эта модель очень важна, когда речь идет о весьма многолюдной общности, такой, как класс или на­ция, где число людей, лично знакомых между собой и непосредственно взаимодействующих, ничтожно мало сравнительно с общей ее численностью. Такая модель отражает, разумеется, лишь отдельную сторону реальной жизни. Но надо помнить, что такой тип «централизованной» социально-психической взаимосвязи без прямых контактов всех со всеми возможен и отвечает некоторой жизненной реальности.

  3. Возможна общность, которая существует не в пространстве, а только во времени. Это передающееся от одного к другому настроение, В абстрактном случае оно

может распространяться не веерообразно, а только по цепи. Такая цепная форма, как уже отмечалось, характерна в предельном случае для того «мы», которое называется настроением.

4. Некоторый разрыв между предыдущими тремя типами в действительной жизни устраняют не только многие переходные и смешанные формы, но еще такое специфическое явление, как знакомство, — своего рода малая группа непосредственно взаимодействующих людей в пределах большой общности. Социология и психология знакомства заслуживают специального изучения. Сюда относятся, между прочим, церемонии и нормы первого знакомства — посредничество третьего лица, называние своего имени, прикосновение (рукой, губами, носом), «вдыхание запаха» у некоторых народов; сюда же относятся нормы и обычаи поддержания знакомства — взаимные посещения, угоще­ния, дарения и пр. Каналы знакомства — вот где нередко таится разгадка «одинаковости» мнений, вкусов, склонностей и других черт психики. Вернемся к примеру крестьян или фермеров в современном капиталистическом обществе. Справедливо, конечно, что одинаковое хозяйственное положение в конечном счете объясняет одинаковые тенденции формирования их психологии и идеологии. Но реализуется эта закономерность все-таки не поодиночке у каждого из них. Даже птицы учатся летать друг у друга, а не достигают этого каждая на индивидуальном опыте! Возможность и необходимость определенного типа крестьянской психологии становится действительностью лишь благодаря их взаимным визитам, знакомствам, праздникам, обрядам, беседам. Пусть это — хуторяне, живущие каждый со своей семьей на значительном расстоянии от других, — тем глубже психологический эффект от редких и важных наездов друг к другу. Гости! Без этого понятия поистине не проникнуть во всю кровеносную систему социально-психического общения. Это разносчик заразы. Поэтому-то социолог-статистик обычно не прав, когда ду­мает, что речь идет о каких-то «одинаковых» психических явлениях. Он просто не видит, что многое распространяется и формируется путем соприкосновения, личных контактов в пределах лиц «одного круга» — принадлежащих, как правило, к одному классу, сословию, роду деятельности, к одному возрасту и полу, к одному вероисповеданию, к одному политическому течению, к одному народу.

  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Материалы к лекциям по психологии и этике делового общения iconЭтика как учение о морали, нравственности. Основные категории этики:...
Становление и эволюция этики делового общения. Восточная традиция этика делового общения в конфуцианстве Западная традиция. Протестантская...

Материалы к лекциям по психологии и этике делового общения iconУчебный план «Психология делового общения и этикет» Цель: повышение квалификации
Определение понятия «общение», его содержание, цели, виды, стороны и функции. Стили общения

Материалы к лекциям по психологии и этике делового общения iconМетодические указания к контрольной работе №2 по дисциплине «Иностранный язык»
СПбгиэу в г. Вологде. Данная дисциплина призвана обеспечить современный квалифицированный уровень экономиста, способного владеть...

Материалы к лекциям по психологии и этике делового общения iconЕ. А. Челнокова этика делового общения
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Материалы к лекциям по психологии и этике делового общения iconРабочая программа по дисциплине гсэ. В. 1 Этика и психология делового общения
«Электропривод и автоматика промышленных установок и технологических комплексов»

Материалы к лекциям по психологии и этике делового общения iconРейтинг-план по дисциплине
Конспект об уровнях общения (Добрович,А. Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения / А. Б. Добрович. – Москва: Просвещение,...

Материалы к лекциям по психологии и этике делового общения iconРейтинг-план по дисциплине
Конспект об уровнях общения (Добрович,А. Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения / А. Б. Добрович. – Москва: Просвещение,...

Материалы к лекциям по психологии и этике делового общения iconКузин Ф. А. Культура делового общения: Практическое пособие. 6-е изд., перераб и доп
Институализация системы управления в отдельно взятой организации. На конкретном примере

Материалы к лекциям по психологии и этике делового общения iconПрограмма среднесрочного повышения квалификации «Real Estate English»
Цель: Совершенствование коммуникативных навыков в сфере делового общения, а также профессиональной коммуникации

Материалы к лекциям по психологии и этике делового общения iconЦель: определить понятие общения, функции, виды общения, условия...
Классный час «Коммуникативные качества личности, которые проявляются в процессе общения и взаимодействия с людьми»

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
exam-ans.ru
<..на главную